СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Елизавета Арзамасова: В моём возрасте с мамой уже не советуются
Елизавета Арзамасова: В моём возрасте с мамой уже не советуются
28.10.2019 17:38
АрзамасоваАктриса Елизавета Арзамасова известна зрителю давно, поскольку снимается с четырёх лет. Карьера началась с эпизодических ролей в кино, однако в театре маленькая Лиза через пару лет получила роль Энни в одноимённом мюзикле. Ну а в одиннадцать лет Елизавету утвердили на роль Галины Сергеевны в популярном сериале СТС «Папины дочки», где девочка сыграла вундеркинда. После этой роли она проснулась знаменитой. Теперь в её творческом багаже более сорока ролей, а график расписан на несколько месяцев вперёд. Сегодня Лиза Арзамасова снимается в продолжении комедийного сериала «Ивановы-Ивановы», где играет сексапильную аспирантку Анастасию. По словам режиссёра Фёдора Стукова, «Для Лизы участие в сериале станет испытанием, ведь к нам вернулась «папина дочка», легенда канала СТС. Но мы приготовили сюрприз: Лиза появится в очень необычном качестве».

– Елизавета, вы сейчас снимаетесь в одном из самых популярных сериалов. Расскажите о впечатлениях на съёмочной площадке.
– Роль я играю довольно необычную, но это увлекательный опыт. Мне было интересно прийти в сложившийся коллектив. Приятно вернуться на родной канал СТС, да ещё сниматься в сериале, который зрители очень любят. Все персонажи стали народными героями, что неудивительно. Я тоже смотрела и в восторге от атмосферы в кадре. Надеюсь, меня примут Ивановы, тем более с Семёном Трескуновым и Лёшей Лукиным мы познакомились ещё в прошлом году на съёмках новогоднего шоу.

– Сегодня вы одна из самых популярных молодых актрис, вас очень много снимают. Как относитесь к этому?
– Я не знаю, как к этому относиться. Просто работаю. Нам ещё в детстве на съёмочной площадке объяснили, что актёрская профессия – такая же, как и всякая другая. Могут быть и успехи, и неудачи, и периоды, когда работы мало. Так что обычно я отвечаю: полёт проходит нормально.

– Первые шаги в актёрской профессии вы сделали в четыре года. В таком возрасте ребёнок вряд ли понимает, чего хочет на самом деле. Как было у вас? С чего всё началось?
– Началось, как у многих девочек, которые посмотрели сказку по телевизору. В моём случае это была «Красная Шапочка», и мне очень захотелось в сказку, а значит, в кино и театр. В детстве актёрство – радостное и безмятежное занятие. Ты просто играешь в любимую игру и радуешься. Это потом возникают сложности, когда начинаешь осознавать ответственность за сделанное на сцене и в кадре.

– Елизавета, а какой вы были в школе?
– Нормальной. (Смеётся.) Училась средне. Когда пропускала занятия из-за съёмок, приходилось догонять одноклассников. К экзаменам готовилась с репетиторами, потому что ЕГЭ хотелось сдать на уровне, это требовалось для поступления в институт.

Арзамасова– Какие яркие воспоминания детства остались в памяти?
– Самые яркие воспоминания – лето на даче. Когда можно было совершенно беззаботно хулиганить, лазать по деревьям, придумывать сумасшедшие игры, строить шалаш с соседскими девчонками под берёзами, потом в этом шалаше поздним вечером рассказывать друг другу страшилки, готовить «корм для инопланетян», кормить кур…

– Вы участвовали в телевизионных проектах, где приходилось кататься на коньках и даже взлетать под купол цирка. Но ведь это вовсе не является частью актёрской профессии. Что вы об этом думаете?
– Это возможность попробовать себя! Фантастический подарок для многих актёров. Тем более что сейчас вообще время синтетических видов искусства, переплетения жанров, поиска новых форм. Вот и актёры пробуют себя в других видах искусства. Я и на коньках каталась, и под куполом цирка летала – с огромным удовольствием и восторгом. Воздушный номер в цирке мне довелось делать в концертной программе к девяностолетию Юрия Никулина. Это были замечательные ощущения! А участие в ледовом проекте на «Первом канале» вообще вспоминаю как абсолютно счастливое время. Очень благодарна всем людям, которые работали с нами и многому научили. После участия в проекте я играла в двух ледовых спектаклях Ильи Авербуха, где и кататься пришлось, и летать. Так что ни один навык не бывает лишним.

– Однажды вы даже участвовали в модном показе. Что значит для вас быть модной и стильной?
– Я участвовала в модных показах не однажды, хотя модницей себя назвать не могу. Я не очень слежу за модой и чаще одеваюсь в то, что мне просто нравится. Но у меня есть друзья-дизайнеры, которые иногда могут посоветовать что-нибудь полезное и даже нарядить. Я с большим уважением отношусь к их профессии. Что касается модных показов, то мне нравятся те, которые похожи на маленькие спектакли, несут в себе смысл. Помню замечательный показ Ксении Князевой, где я в финале выходила в платье Жанны д’Арк. Это было очень круто срежиссировано: подсвеченное красными и оранжевыми цветами с нескольких точек, белое платье из тончайшей ткани полыхало, будто огненное. Или удивительные показы Яны Недзвецкой: однажды она устроила подиум на скале, и все модели в воздушных платьях после прохода прыгали в море, а под водой нас уже ждал оператор. Показ превратился в замечательный фильм о моде, который потом ещё занял кучу призов на международных фестивалях, ведь это новаторский подход к показу коллекции.

– Вы лично каким вещам отдаёте предпочтение?
– У меня в гардеробе должны быть удобные вещи, в которых комфортно двигаться. Предпочитаю одежду с особенной эмоциональной нагрузкой, про которую помнишь, где и при каких обстоятельствах купил – возможно, по какому-нибудь особенному случаю или к празднику. Есть у меня вещи-талисманы. Например, любимое платье с принтом в виде оленей. Надеваю его и верю, что сегодня всё пойдёт хорошо.

– Актёрская профессия предполагает частые гастроли. Где побывали за последнее время, что понравилось, а что нет?
– Однажды я провела в гастролях целый год и за это время побывала со спектаклями в шестидесяти городах. Это здорово. Это возможность лучше узнать страну и зрителя. Но теперь я понимаю, что это чересчур, ведь в среднем у меня раз в неделю были взлёт и посадка. Путешествую я много – и по делу, и без, но очень люблю бывать дома.

– Часто ли оказываетесь за пределами страны?
– Да, за границу выбираюсь довольно часто. В основном, правда, по работе. Недавно была интересная поездка в Японию. Чудесная страна с уникальной культурой. Возникло ощущение параллельной реальности – будто одновременно оказалась и в прошлом, и в будущем. В последний раз летала на Новый год во Вьетнам. Душевно, гармонично, спокойно, и многое радует глаз. Я не ожидала, что влюблюсь в Ханой. Там мне почему-то все время хотелось танцевать. Так и ходила вприпрыжку. Для меня это город-радость.



– Судя по количеству ролей, вы человек трудолюбивый. Как воспитали в себе это качество?
– Я иногда, наоборот, ругаю себя за лень. Но работать люблю. Наверное, все так отвечают: если тебе нравится твоё дело, то ты готов пахать сутками… С одной стороны, плотный график – привычка с детства. С другой стороны, я умею прятаться в норку, когда нужно накопить энергию.

– Людям творческих профессий сложно найти себе друзей. Как понять, почему с вами хотят дружить – потому что вы известная актриса или просто интересная девушка?
– Друзей много и не бывает. Но с тем, что людям творческих профессий их найти сложнее, я не согласна. Наоборот: творческие проекты очень помогают сдружиться, общие интересы сближают. Да и друзья детства никуда не деваются. Эти люди – самые родные.

– В ближайшее время где мы вас увидим?
– Мне было бы очень приятно, если бы зрители пришли посмотреть и послушать мой авторский монопроект «ЧП». Обещаю, что скучно не будет. Мои первые зрители очень хорошо о нём отзываются. Это первый проект, в котором я на сцене одна, который сама написала и сама поставила. В каждом спектакле у меня есть приглашённый гость. Это или артисты, которых знают и любят зрители, или те, с которыми я очень хочу зрителей познакомить. А ещё в спектакле обязательно участвует и сам зритель. Я не буду раскрывать всех его тайн, но очень жду вас в гости в Театр имени Булгакова. Там же недавно состоялась премьера ещё одного моего спектакля – благотворительного, который мы сделали для фонда «Старость в радость», попечителем которого я являюсь уже три года. Спектакль весьма по-доброму приняли зрители, и мы решили перед Новым годом обязательно его сыграть 22 декабря. Как раз в это время будем собирать подарки для бабушек и дедушек в дома престарелых.

– Расскажите, пожалуйста, как вы выбираете себе роли. Советуетесь с мамой? Или теперь сами принимаете решение?
– Ну кто в моём возрасте советуется с мамой? Хотя, конечно, во многих вопросах мне её мнение очень важно. Я могу обсудить с ней роль или предложение, если у меня возникают сомнения. Если же мне однозначно нравится или не нравится проект, то решение принимается быстро.

– А как сегодня складываются отношения с мамой? Ведь она была вашим агентом и поддерживала в актёрской профессии.
– Я очень рада, что мама во многих проектах и сегодня является моим директором. Если бы не общее дело и общие интересы, мы бы сейчас гораздо реже виделись. Обычно люди моего возраста редко встречаются с родителями: учёба, работа, личная жизнь, даже позвонить бывает трудно, не хватает времени. Поэтому я счастлива, что работа нас объединяет. Тем более что лучше мамы никто не договорится о хороших условиях. С мамой у нас давно сложилась своя гармоничная система. Я ведь в кино с четырёх лет снимаюсь, в театре играю с восьми. За это время у нас сформировались очень правильные отношения в рабочих моментах. Без вопросов и долгих разговоров понимаем друг друга. Если надо поспорить, то сделаем это. Самое главное – прийти к хорошему результату.

– Как любите отдыхать?
– Очень по-разному: и дома с книжкой или хорошим фильмом, и на даче с друзьями, и ещё в путешествиях.

– У вас ещё в детстве было столько актёрских работ! Почему же вы после школы поступили в Институт телевидения и радиовещания на продюсерский факультет? А не в Школу-студию МХТ, на сцене которого играли?
– У меня раньше был готов слишком длинный ответ на этот вопрос. А теперь отвечаю коротко: мне так захотелось. Я хотела учиться на продюсерском факультете, знала, у какого мастера мне нужно учиться – у Виталия Серафимовича Калинина. В тот год он набирал курс в Институте телевидения и радиовещания. Мне было интересно. Все экзамены я сдавала исключительно на пятёрки, институт окончила с красным дипломом.

– Актёр в соответствии с профессией должен наблюдать за людьми, подмечать интересные судьбы. А вас тронула чья-нибудь судьба?
– Конечно. Каждый месяц мы приезжаем в дома престарелых и общаемся с одинокими бабушками и дедушками. Таких домов в попечении фонда «Старость в радость» – больше ста тридцати. У каждого из людей, живущих там, – своя особенная, трудная жизненная история. Поезжайте вместе с нами, послушайте их. Там такие судьбы… Это не может не тронуть.

– А как они реагируют на приезд актёров?
– Это не всегда важно и вообще почти неважно. Даже если они узнают, то радуются не больше, чем любому волонтёру, который к ним приезжает. Я бы даже сказала, нас чаще узнают нянечки и сотрудники домов престарелых, они ведь тоже хотят праздника, у них такая непростая работа. Конечно, мы общаемся с пожилыми людьми. Бабушки бывают рады музыке, общению, объятиям. Я очень рада в таких поездках отдавать себя не как артистка Лиза Арзамасова, а как человек Лиза Арзамасова.

– А кто из коллег с вами приезжает?
– Родион Газманов, мой друг, человек, который уже больше года отправляется со мной в эти поездки. Он тоже стал попечителем фонда «Старость в радость». Везёт аппаратуру, свою группу, и мы устраиваем импровизированный концерт, где это возможно технически, где есть актовый зал или большое помещение, чтобы собрать бабушек и дедушек. Я люблю, когда со мной приезжают друзья, артисты, музыканты. Вообще не очень важно, насколько хорошо вы умеете играть или петь. Главное – ваше настроение, ваш добрый порыв.

Арзамасова– Как известно, имеется и другой аспект одиночества – детские дома.
– В моей биографии есть фильм «Свои дети», в котором я играла девочку из коррекционного детского дома. Мы снимали в настоящем коррекционном учреждении. Я много общалась с ребятами, которые там живут. Для меня тогда стало откровением, что дети порой остаются без родителей, без любви, друзей, родственников. Это был очень важный для меня опыт, но интересно, что я вышла оттуда с позитивным выводом. Потому что у детей, живущих в детских домах, как мне хочется верить, всегда есть шанс взять себя в руки и в самый последний момент сказать: «У меня есть такое преимущество, как молодость, сила, какое-то предсказуемое количество завтрашних дней, и это всё в моих руках. В моих руках сделать свою жизнь яркой, счастливой, сделать своих детей счастливыми, растить их в любящей полноценной семье».

– Какой вы видите себя в будущем?
– Я себя вижу Лизой. (Улыбается.) Этого достаточно. Мне лет с семи задают этот вопрос, а ответа на него нет. Зачем заглядывать в будущее? Я всегда живу настоящим.

– Очень многие девочки испытывают к вам тайную зависть. Что можете им пожелать?
– Неправда, что таких девочек много. Не надо массово приписывать людям чувства, которых у них нет. Это глубокое заблуждение – обвинять их в зависти к известным лицам. Я общаюсь с большим количеством самодостаточных людей. Отвечаю на комментарии подписчиков в «Инстаграме» и вижу, как легко, с юмором и уважением многие умеют общаться. Нет там зависти, есть интерес, желание задать вопросы и получить на них ответы, желание поучаствовать в благотворительных акциях, прийти на спектакль, поделиться своими интересами и своими проектами. А благодаря интернету сегодня доступны все.

Расспрашивала
Элина ДЕЛИН
Фото из личного архива

Опубликовано в №43, октябрь 2019 года