СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Юрий Вяземский: Этот треклятый профессор лжёт!
Юрий Вяземский: Этот треклятый профессор лжёт!
27.07.2020 19:12
ВяземксийЮрий Вяземский известен как создатель и ведущий телевизионной программы «Умницы и умники»; она 28 лет с успехом идёт на Первом канале. Но этим деятельность Вяземского не ограничивается: Юрий Павлович – профессор МГИМО, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры. По долгу службы и из живого человеческого интереса он увлечён историей и культурой Древних Египта, Греции и Рима. И не только читает студентам лекции о литературе, но и сам пишет романы. Об этом и многом другом нам удалось поговорить с очень разносторонним человеком Юрием Вяземским.

– Юрий Павлович, у вас фактически три профессии – телеведущий, преподаватель и писатель. Какую из них вы считаете главной?
– Моя основная профессия – писатель. Я являюсь членом Союза писателей, автором довольно многих книг, в том числе четырёх романов. Последний мой роман, который я рекомендую читателям, называется «Бесов нос». Его действие частично происходит в девятом веке, когда образовывалось наше великое государство, и в наше время, когда три умных человека обсуждают, что из этого получилось и чем это может закончиться. Они приехали на рыбалку, ловят рыбу и беседуют, обсуждая то, что происходит в их жизни, в их стране. Там присутствует мистика, которая постепенно нарастает. И это неслучайно, потому один из персонажей, профессор-историк, утверждает: максимальный срок жизни любого государства – 1200 лет, а значит, в 2062 году Россия должна прекратить существование.

– Звучит пессимистически.
– Так утверждает один из трёх персонажей, с которым категорически не согласны двое других. А как меня учил великий Фёдор Достоевский, самое главное и самое интересное в литературе – когда звучит хор разных мнений, разных жизненных взглядов и разных жизненных страданий! Тогда получается хорошая литература. А когда всё в лоб, то получается… глупый интернет.

– Люди, выросшие на «глупом интернете», могут ваш роман не понять.
– Искусство для того и существует, чтобы я, писатель, создал роман с множеством героев, палитрой мнений, противоречиями и диссонансами. Ведь тогда читатель с помощью автора может заглянуть вглубь себя и вглубь других людей. Возможно, в юном возрасте читатель этого ещё не осознает, но спустя годы придёт осознание.

– А над чем вы сейчас работаете?
– Закончив вторую часть «Бесова носа», решил написать исследование – популярную книгу о рождении европейской культуры. И параллельно думаю, какие новые сценарии написать к следующему сезону программы «Умницы и умники».

– Эта интеллектуальная телеолимпиада для старшеклассников существует с 1992 года. А как появилась программа, что послужило импульсом для её создания?
– Это абсолютно оригинальная идея. До «Умников» я уже работал на Центральном телевидении, где выпускал литературную телевикторину «Образ», но программа просуществовала недолго. И вот в 1992 году мне позвонили из телерадиокомпании «Останкино», из детской редакции, и сказали: «Юрий Павлович, мы не хотим вас терять и ценим как хорошего ведущего. Придумайте нам новую программу и запускайте её в эфир». Задача была поставлена, собрана команда режиссёров, и уже появилось название, состоявшее из одного слова, – «Умники». С головой окунувшись в работу, я стал придумывать формат программы. У меня появилась мысль, что приз в такой телеигре должен быть особенным и обязательно связанным с образованием. И решил, что поступление в МГИМО, где я давно работал, можно считать хорошим призом! Обратился к тогдашнему проректору Анатолию Васильевичу Торкунову, который через полгода стал ректором и остаётся им по сей день. Он сразу откликнулся на моё предложение и сказал: «Великолепная идея! Даю тебе пять мест». А дальше я стал сочинять, как создать эту телевизионную гуманитарную олимпиаду. И как подать её телезрителям, чтобы играть было увлекательно. Раз это олимпиада, значит – стадион. На стадионе есть беговые дорожки разной длины. А цвета выбрать очень легко – достаточно посмотреть на светофор. Если хочешь ехать быстрее, то, пожалуйста, на красный – но это очень опасно! (Смеётся.) Когда всё было готово к запуску, Григорий Александрович Шевелёв, заместитель председателя телерадиокомпании «Останкино», сказал, что «Умники» – слишком короткое название, и предложил назвать программу «Умники и умницы». А потом умники и умницы в названии поменялись местами.

– А как в программе появились ордена?
– А как ещё можно отметить человека, если он дал правильный ответ? За полный хороший ответ даём орден, а если ответ неполный – медаль. Всё как в жизни! Стадион, цвета светофора, награды, судьи и серьёзный приз – поступление без экзаменов в МГИМО.



– Такое долгое существование программы, наверное, говорит о том, что у неё высокий рейтинг?
– Очень скоро понятие рейтинга исчезнет, потому что всё уходит в интернет. У моего сына растут четыре девочки, которые смотрят на дедушку каждую неделю не по телевизору, а в интернете. Им так удобно! И на первый план выходит не рейтинг, а качество. Впрочем, в интернете есть своего рода рейтинги – лайки и количество просмотров.

– Каким вы представляете своего зрителя?
– Свою аудиторию я чётко представляю по тем людям, которые ко мне подходят на улице, которые меня благодарят. Я уже давно понял, что у нас, может, и детская программа, но целевая аудитория – это люди, которые тянутся к знаниям, которые любят историю или литературу. Умные люди – вот моя аудитория. Члены правительства, например, меня смотрят – я об этом знаю, потому что они тоже подходят и благодарят! (Смеётся.) Когда-то в «Умницы и умники» приходили послы, у меня дважды на программе присутствовал посол Французской Республики. Когда я сказал, что теперь его станут узнавать, он решил, что это шутка. Во время съёмок он хорошо говорил по-русски и даже прочёл басню Крылова. А потом поехал на охоту в Смоленскую область, и там ему егеря сказали, что он шикарно читал басню в «Умниках». Вернувшись в Москву, он делился со мной своим удивлением: оказывается, егеря тоже смотрят «Умников»! Так что повторю: мои телезрители – умные люди самого разного возраста. Кстати, мы один раз чуть бабушку не позвали на программу.

– Как это?
– Отбирали письма, одно из них было написано, как нам показалось, детской рукой. Но автор очень хорошо, наивно и мудро, отвечала на мои вопросы. И голос по телефону был детским. Звоним ей: «Ты прошла, Настенька. А в каком классе учишься?» Настенька отвечает: «Какой там класс, милочки, мне уже семьдесят!» (Смеется.)

– Юрий Павлович, для меня стало открытием, что помимо федеральной версии программы «Умницы и умники» на региональных каналах выходят локальные версии с другими ведущими.
– В регионах снимают свои программы, и я за это им благодарен. В Архангельске между каналами даже существует конкуренция, там состязания называются «Наследники Ломоносова». Но более ценным мне кажется другое. Восемь лет назад семью руководителями субъектов Федерации было создано интеллектуальное движение для старшеклассников «Умники и умницы». Инициатор идеи – губернатор Костромской области Сергей Константинович Ситников. К нему присоединились Ярославль, Тула, Тамбов, Псков, Московская область и Осетия. Это была великолепная семёрка. Через год присоединилось ещё несколько областей, и на сегодня их около тридцати. Это колоссальная помощь, это страшно интересно и очень полезно, как признаются губернаторы, министры и заведующие департаментами образования. Они на местах проводят отбор, потом проходит телевизионная съёмка. А в Костроме маленьких детей чуть ли не с детского сада привлекают к игре «Умницы и умники».

ВяземксийМы изначально договорились, что у нас не будет никакой бюрократии. Предоставлена абсолютная свобода в выборе тем и структуре соревнований. В итоге эта свобода даёт очень хороший образовательный и воспитательный результат. На региональные финалы я либо приезжаю сам, либо отправляю своего чрезвычайного и полномочного эмиссара. Троих победителей отбирает специальная комиссия, которую в большинстве случаев возглавляет глава региона. Я сижу за судейским столом, в решениях не участвую, но имею право привезти с собой дополнительные призовые места. И часто бывает, что человек, не выигравший в региональном финале, но мною замеченный, в итоге выигрывает на федеральном уровне и становится студентом МГИМО без экзаменов.

Это великое дело, ведь оно позволяет руководителям областей и республик обратить внимание на молодое интеллектуальное богатство. И мы договорились в регионах, что даже если участники в итоге не попали ко мне, они получают льготы для поступления в местные вузы. Это движение – серьёзное дело, но главное, оно абсолютно добровольное, свободное, и там нет никакой казёнщины. А в образовании и воспитании самое главное – это свобода!

– Я знаю, что вы владеете пятью языками. Когда накануне звонил, вы спросили, говорю ли я по-английски. Вы всем задаёте такой вопрос?
– Юмор у меня такой! На самом деле, когда мне звонят с незнакомых номеров, я начинаю говорить на иностранном языке – в надежде, что этому человеку я не очень нужен и он сам от меня отстанет. (Смеётся.) В последнее время звонит дикое количество ненужных людей, которые совершенно беззастенчиво предлагают тебе ненужные вещи. Иногда звонят по поводу страховки машины. Они так настойчиво мне звонили, что пришлось говорить с ними по-немецки. (Смеётся.)

– Каков результат?
– Бросили трубку и больше мне не звонят.

– Юрий Павлович, нужно ли сегодняшним детям знать больше одного иностранного языка?
– Это зависит от них самих: захотят они изучать другой язык или нет. Но я всегда говорю, что есть язык международного общения – английский. На самом деле он не английский, а американский, потому что стал языком международного общения благодаря США. Этот язык знать необходимо, а если не знаешь, то не можешь считать себя образованным человеком. Особенно это касается учёных: если не читал на английском языке научную литературу, то ты не до конца образованный человек. Это не иностранный язык – это язык образованного человека, язык международного общения.

– Юрий Павлович, вас можно назвать счастливым дедушкой?
– Наверное, да. У меня трое внуков и семь внучек.

– Какое-нибудь участие принимаете в их воспитании?
– Воспитание – штука загадочная. Мой любимый и единственный сын, которого, как мне кажется, я совершенно не воспитывал… Он был у меня запущенным, потому что я занимался собой, телевидением, работой в МГИМО, писал романы… Я всегда занимался работой, а ему времени почти не уделял. И вот чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что, оказывается, я его всё-таки воспитывал и оказал сильное воздействие! И за это он мне благодарен! И тут вспоминается знаменитая китайская идея «у-вэй»: «Когда ты ничего не делал, но всё само сделалось, – может, и хорошо, что ты ничего не делал».

– Скажите, вы страшитесь старости?
– Боюсь беспомощности и боли. И тревожусь не столько за себя, сколько за самых близких. Когда без боли, когда ты не «овощ», то в пожилом возрасте есть много преимуществ. Я тоже не люблю свою молодость, как и Лев Николаевич Толстой, который к своей молодости относился критически. Мне в ней было плохо. Мне сейчас намного лучше.

– За годы существования вашей программы страна переживала непростые времена. Это сказалось на передаче?
– Безусловно. Первое время программу производила детская редакция «Останкина», потом – телекомпания «Класс!», а с 1998 года, когда произошёл финансовый кризис, производить программу я стал самостоятельно. Для этого пришлось создать собственную студию «Образ-ТВ», и вот начиная с 1998 года я не только автор и ведущий, но ещё и продюсер программы.

– Но вы же не бизнесмен – как вам такое удалось?
– Мне и в страшном сне не могло присниться, что в сорок семь лет придётся стать телепродюсером и заняться бизнесом… Но я догадался обратиться за помощью к одному замечательному человеку, который и спас «Умников и умниц», за это я ему безмерно благодарен. На две тысячи долларов – а в то время это были большие деньги – мы и делали программу. У нас в передаче нет никакой рекламы, мы существуем за счёт грантов. И тут всё зависит от продюсера, в том числе финансирование программы. Телевидение – это, конечно, не кино, но удовольствие тоже не дешёвое. И чем лучше хочешь снимать, тем дороже всё это стоит.



– Если не секрет, кто тот замечательный человек, который спас «Умниц и умников»?
– Это моя замечательная жена Татьяна Александровна Смирнова. 1998 год, когда случился дефолт, сильно поломал ей жизнь. До этого она двадцать пять лет преподавала французский в Литературном институте, была замечательным педагогом. А тут я ей говорю: «Танечка, если хочешь, чтобы программа сохранилась, – ты бросаешь институт и становишься исполнительным директором телекомпании «Образ-ТВ». Фактически она стала и продюсером, и шеф-редактором, мы вместе отбираем вопросы для очередной передачи. Она очень любит именно эту сторону – процесс подготовки, а съёмки не любит. А я как раз обожаю съёмки! Вхожу в студию, передо мной сидят дети с горящими глазами, они готовились, хотят выиграть, а потом станут моими студентами… Иногда их глаза наполняются слезами – но всё это эмоции, это жизнь! И когда становится очень тоскливо и думаешь, куда идёт эта громадная страна и не прав ли тот треклятый профессор, который считает, что нам всем скоро придёт конец, – то я вспоминаю этих детей. И понимаю, что профессор лжёт! Страна – замечательная и такой останется до тех пор, пока в ней есть умные, энергичные, талантливые дети, стремящиеся к знаниям и опирающиеся на собственные силы. Потом, правда, когда они взрослеют, со многими что-то происходит, они теряют нечто ценное… Но с моими «умниками» ничего такого не происходит: они умеют сохранять в себе детство.

Расспрашивал
Александр ГЕРАСИМОВ
Фото Вадима Тараканова, студии Юрия Вяземского «Образ-ТВ» и из личного архива Юрия Вяземского

Опубликовано в №29, июль 2020 года