СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Дмитрий Марьянов: такие времена – металлурги становятся стриптизёрами
Дмитрий Марьянов: такие времена – металлурги становятся стриптизёрами
31.10.2011 13:42
Дмитрий МарьяновАртист Дмитрий Марьянов умеет приковать к себе взгляд. За ним интересно наблюдать на сцене и от него невозможно оторваться на экране. На счету артиста более 60 фильмов. Он ироничен в ролях, пластичен в движениях, любит экстрим и избегает прессы. Дмитрий Марьянов редко отдыхает. И мы, зрители, ему за это благодарны.

– Почему вы решили стать артистом?
– Я учился в московской школе номер сто двадцать три, которая находилась при Театре-студии на Красной Пресне. Программа у нас ничем не отличалась от других учебных заведений, но начиная с пятого класса, мы оставались в школе после уроков и занимались театром. Учился я не очень хорошо, и когда мой папа Юрий Георгиевич возмущённо спрашивал: «Куда ты пойдёшь с такими оценками?» – уверенно отвечал: «В артисты!»
В четырнадцать лет я снялся в фильме «Выше радуги». Мне повезло – Георгий Юнгвальд-Хилькевич оказался замечательным режиссёром и мудрым человеком. Поэтому в первом кадре он поставил меня… спиной к камере. Я должен был идти, а потом обернуться. И вот иду, а рука у меня просто онемела, в таком зажиме я находился!

– Если проанализировать ваши работы в кино, то создаётся впечатление, что вы играете только положительных героев – в основном следователей и работников спецслужб. Злодеев у вас нет.
– Как нет злодеев? А граф Анненский в фильме «Сатисфакция»? Чтобы спасти свою шкуру, он предал друга. Да, потом раскаялся и сам вызвался на дуэль, где погиб, но персонаж неоднозначный. Или другой герой – Дмитрий Самойлов в фильме «Слушая тишину», он просто подонок. Друг влюбился в его бывшую женщину, так Самойлов назло ему проводит с ней ночь. Конечно, впоследствии он меняется и даже может вызвать симпатию. Для меня главное в роли, чтобы у героя было развитие – в ту или иную сторону, чтобы персонаж не был таким радостным и плоским.

– Какими ролями вы гордитесь?
– Я люблю все свои фильмы. Если соглашаюсь на роль, то пытаюсь сделать всё что могу. Как правило, после первого просмотра не смотрю фильм, в котором снялся, минимум год или два. Случается, что при вторичном просмотре вижу свои ошибки. В отличие от театра, в кино, увы, исправить уже ничего нельзя. Как говорил наш великий актёр Ростислав Плятт: «На тот момент я мог так». И я полностью поддерживаю его слова.

– Вместе с «Квартетом И» вы играли в фильме «День Радио» и продолжаете играть в одноимённом спектакле.
– Это родной для меня спектакль, в этом году ему уже десять лет! Я рад, что «Квартет И» нашёл правильный жанр – сочетание концерта, шоу и театра. В этом жанре допустимы и новые шутки, и актёрская импровизация. В общем, хорошее хулиганство. Кстати, на этот спектакль ходят определённые зрители, которые смотрят его по несколько раз. Мой приятель, каскадёр, как-то сказал: «Позови меня, когда будет «День Радио», а то я ваши шутки стал забывать!»

– Во время съёмок часто происходят смешные истории?
– Бывает. Например, одна из них случилась на картине «Телохранительница». Я играл известного актёра Ивана Азарова, а Ирина Апексимова – мою телохранительницу. Снимается эпизод, как мы вдвоём идём на какую-то тусовку. Ира – в кожаной куртке, жёстко всем говорит: «Пожалуйста, проходите». И вдруг на площадке появляется огромный пёс, бежит к нам, а моя телохранительница кричит: «Дима, Дима! Вон там – собака!» – и прячется за меня.

– Вам когда-нибудь делали неожиданные подарки?
– Да. Я жил у приятеля в трёхэтажном доме на Рублёвке. Тогда у меня был сложный период, да и денег особо не водилось, чтобы снимать квартиру. И на мой день рождения он сделал подарок – прописал в свой особняк и предупредил охрану, что я буду приезжать. Прописка была на год, а прожил я у него целых три. Многие черты моих преуспевающих героев срисованы с этого человека.
И ещё одна история. Съёмки картины «Слушая тишину» проходили в Лондоне. После съёмок с Дмитрий Марьяновновыми знакомыми, русскими, живущими в Англии, мы пошли гулять. И в одном из магазинов я увидел длинный кожаный плащ за шестьсот фунтов. Деньги у меня были, но с собой – недостаточно. А мне так понравился этот плащ! Я собирался зайти в тот магазин ещё раз, но не сложилось. Прошло время, и на гастролях в Питере мне позвонил новый знакомый из Англии. Я пригласил его на спектакль «Леди’з найт». Он пришёл в театр с девушкой, с друзьями, я сделал для них контрамарки во второй ряд партера. После спектакля он пришёл ко мне за кулисы и подарил тот самый плащ.

– Вы упомянули «Леди’з найт». Уже несколько лет он держит пальму первенства как самый аншлаговый, самый смешной спектакль в Москве.
– На самом деле это не комедия. Это история о металлургах, которые из-за безработицы пошли работать стриптизёрами. Мой папа посмотрел этот спектакль и заметил: «Я смеялся, смеялся, а после подумал – а над чем? У меня есть знакомые, кандидаты наук, которые стали продавать джинсы и колбасу на рынках, чтобы прокормить семью». Так что «Леди’з найт» – пьеса о том, как люди ломают себя, чтобы их родные не знали нужды. И не дай бог никому оказаться в такой ситуации.

– В фильме «Утёсов. Песня длиною в жизнь» вы играли Исаака Осиповича Дунаевского. Какое значение имеет для вас музыка?
– Я люблю музыку слушать, однако от понятий «ля-бемоль» или «фа-диез» мне становится не по себе.

– А как же вы играли композитора?
– Ну подождите, в кино я и киллера играл! Что, значит, я кого-то убивал? (Улыбается.) Я понимаю, о чём вы говорите. При подготовке к роли всегда стараюсь узнать больше о профессии человека, которого играю. Мне нравится изучать биографию моего героя, отслеживать перипетии его судьбы и изменения в характере. Когда готовился к роли Дунаевского, то смотрел необходимые материалы, читал воспоминания его друзей. Кстати, многих знакомых композитора поражало, почему его всегда окружали красивые женщины. Ведь он был не красавец, к тому же невысокого роста. Однажды его спросили: «Как вам удаётся очаровать женщину?» На что он ответил: «Мне главное – довести её до рояля». Потому что когда он садился за рояль, уже никто не мог перед ним устоять.

– Говорят, вы эстет, любитель хорошей посуды.
– Так и есть. Как-то пошёл обедать в один ресторан, и мне очень понравилась глиняная посуда. Спрашиваю официанта: «А откуда у вас такая?» – «Нам её специально присылают из Чехии», – отвечает он. «А можно ли у вас её купить?» Официант качает головой: «Нельзя». Я говорю: «Ну у вас же она бьётся?» «Конечно, бьётся», – соглашается тот. «А за сколько вы её мне «разобьёте?» Официант задумался и пошёл узнавать стоимость разбитой посуды у владельца ресторана. В общем, за сто долларов мне «разбили» целый сервиз, куда входили тарелки, чашки, блюдца, а также подсвечники, вазочки и пепельницы.
Дмитрий МарьяновМне нравится, когда стол хорошо сервирован и вино подают в кувшине, а водку – в графине. И такие правила я соблюдаю даже на даче. Раньше в нашем дачном посёлке надо мной подтрунивали, а теперь переняли мои привычки. У меня целая коллекция графинов разных форм, и есть старинный – «Медведь», подарок с Украины. В древние времена в «Мишке» хранили цветные ягодные настойки и выставляли на стол по большим праздникам. Теперь наша семья продолжает эту традицию.

– Ваш брат Михаил – пиротехник. Наверное, соседи обходят ваш загородный дом стороной?
– Нет, напротив, на Новый год все приходят к нам! У Миши одна из лучших пиротехнических компаний, он работал на картинах «9 рота», «Мы из будущего», «Обитаемый остров». Вначале мы устраивали фейерверки на перекрёстке, но, поскольку брат с каждым годом приносил всё больше и больше «снарядов», теперь проводим праздник на кавалерийском плацу.

– В спектакле «Наши друзья Человеки» по роману культового писателя Бернара Вербера вы исполняете роль чудаковатого учёного. С кого делали этот образ?
– Меня поразил математик Григорий Перельман, который отказался от премии в миллион долларов за доказательство теоремы Пуанкаре. А когда его спросили почему, он ответил: «Я пошёл собирать грибы, не трогайте меня. Давайте делом заниматься! Я – своим, вы – своим».
А однажды я смотрел по телевизору, как награждали учёных за заслуги перед Отечеством. Сидят физики, математики, и всё у них вроде бы правильно – смокинги, галстуки-бабочки, очки. Но если присмотреться, галстуки и очки немного сдвинуты, волосы слегка растрёпаны. Эти люди – не отсюда, не из этого мира. Наверное, и на этой торжественной церемонии они продолжали решать свои уравнения.

– Правда, что все трюки в кино вы исполняете сами?
– Я выполняю только те трюки, которые разрешают делать мои друзья каскадёры. Например, для картины «Боец» со мной специально занимались каскадёры Александр Соловьёв и Юрий Сысоев. Последний показывал мне приёмы борьбы, применяемой диверсантами и работниками спецслужб. Я каждый день ходил в спортивный зал и тренировался. Когда мама смотрела этот сериал, то закрывала лицо руками. Папа спрашивал у неё: «Что такое?» – а она отвечала: «Я не могу видеть, как бьют моего сына!»
В этом фильме я даже исполнял довольно опасные трюки – «падение с высоты» и «горение». Причём у меня полностью горели спина и голова. Для этого трюка я надевал на голову специальную маску.

– Не страшно?
– Конечно, страшно! Я же не дебил.

– Мне очень понравилась ваша работа в комедии «Взрослая дочь, или Тест на…»
– Когда мне предложили роль в этом фильме, то сказали: вам тридцать семь лет, а вашей дочери – семнадцать. И я понял, что уже взрослый. (Улыбается.) Мне очень хорошо работалось с режиссёром картины Мгером Мкртчяном. Некоторые сцены мы снимали в офисе его друга, который собирает коньяки. Помню, как по роли я смакую какой-то немыслимо дорогой коньяк, а на самом деле пью разбавленную водой кока-колу. И Мгер говорит: «Если ты хорошо сыграешь, то я налью тебе тот коньяк». Играем первый дубль, второй… И я понимаю: всё, не увидеть мне дорогого коньяка. И вдруг замечаю, что режиссёр пропал. Спрашиваю: «А где он?» Отвечают: «За коньяком побежал».

– То есть случилось реальное погружение в образ.
– И ещё какое! Кстати, мой первый тост на любой «шапке» (празднование начала или окончания съёмок. – Н.Г.): чтобы все участники вспоминали эти долгие дни или месяцы съёмок. И чтобы всем было жалко, что они закончились.

– Какие ваши новые картины мы увидим на экранах в ближайшем будущем?
– «Ночной гость» – это детективная мелодрама. И довольно интересный фильм «Небесный суд», где я играю персонажа, в тело которого по очереди вселяются герои Константина Хабенского и Михаила Пореченкова.

– А сейчас где вы снимаетесь?
– В Одессе проходят съёмки сериала «Кордон следователя Савельева», где я играю главную роль. Мы пытаемся сделать моего героя, следователя Савельева, человеком нашего времени и нашего быта. Например, он ездит на дорогой машине.

– Берёт взятки или у него брат олигарх?
– Нет. Он оказывает некие услуги. В общем, смотрите фильм и там найдёте все ответы.

– Зрителям запомнились ваши выступления с известной фигуристкой Ириной Лобачёвой на «Ледниковом периоде».
– В «Ледниковом периоде» все участники были на равных – и актёры, и фигуристы. К тому же я многих знал. А когда выступал в шоу Александра Жулина «Ледовое посвящение», там были одни спортсмены-профессионалы – чемпионы мира и Европы из России, Америки, Канады, Франции и других стран. И я среди них – единственный непрофессионал, артист. С ужасом подумал: «Куда я попал? И что я здесь делаю?» Однако после нашего с Ириной выступления многие участники ледового шоу подходили и говорили, что наш номер был одним из лучших.

– В каких ещё телевизионных проектах вы участвовали?
– В передаче «Русский экстрим». В этой программе я первый раз в жизни погрузился под воду, да ещё под полутораметровый лёд озера Байкал! Также участвовал в программе «Фактор страха», которую снимали в Аргентине.

– Это передача, где надо есть червяков?
– До этого дело не дошло. У нас было первое испытание – пройти по узкой скалистой тропе. Каскадёр, который показывал нам, что нужно делать, пробежал по тропе и свалился в море. Я тоже побежал, с восьмидесятиметровой высоты навернулся в воду и вышел из игры. Один я упал с этой скалы! Остальные участники прошли по тропе медленно и мелкими шажками. Ну, а мне как показали, так я и сделал… Вообще экстрим для меня – удовольствие. Адреналин в крови – дело хорошее!

– Хорошее для вас, тяжёлое – для родных.
– Родные узнают об этом потом. Однажды я позвонил домой и сказал: «Я сегодня прыгал с парашютом». Наступила пауза, а потом начались расспросы: как? что? «Ну, я же звоню, – отвечаю, – значит, всё прошло удачно».

– Вы большой любитель мотоциклов. Я однажды прокатилась на мотоцикле и поняла, что больше никогда на него не сяду.
– Я десять лет езжу на мотоцикле. Однажды оставил его на стоянке, и тут мой товарищ предлагает: «Давай я тебя подброшу». Я сел на его мотоцикл… В общем, американские горки показались мне просто детским садом! Как люди сидят на заднем сиденье и ещё получают от этого удовольствие? Когда ты впереди и рулишь – это нормально, но когда сидишь сзади и от тебя ничего не зависит – это ужасно!

– Нужна ли актёру отвага?
– Не только актёру. По жизни мужчине необходима отвага для принятия решений. Хотя всё должно быть в меру: смелость не должна быть безрассудной.

Расспрашивала
Александра ПЮХАЯРВЕ