СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Эммануил Виторган: С симпатией отношусь ко всем, особенно к женщинам
Эммануил Виторган: С симпатией отношусь ко всем, особенно к женщинам
18.05.2015 16:59
Эммануил ВиторганВ феврале этого года на сцену легендарного Московского академического театра имени Владимира Маяковского после десятилетнего перерыва вышел человек-эпоха: Эммануил Виторган. Он отдал знаменитому театру 27 лет жизни и теперь представил на суд зрителей свою новую работу – сыграл главную в роль в музыкальном киноспектакле по пьесе Александра Герасимова «Король треф – карта любви».

– Эммануил Гедеонович, расскажите, почему решили вернуться на сцену «Маяковки»?
– Десять лет назад мне пришлось уйти из родного театра: не устраивало руководство. Конечно, это было болезненно, ведь столько лет прожито, столько ролей сыграно. Но пережил, быстро пришёл в себя и сейчас очень рад, что существую вне системы государственного театра. Я делаю то, что хочу, сам выбираю пьесы и партнёров по сцене, приглашаю режиссёров. Если надо отдохнуть – отдыхаю, нужно поработать – работаю. Это замечательное чувство свободы, я благодарен судьбе. И вот, обретя независимость, захотел вернуться туда, где прошли мои лучшие годы, но уже в новом качестве, – чтобы встретить старых друзей и любимых преданных зрителей. Меня приняли очень хорошо, низкий всем поклон!

– Почему выбрали пьесу Александра Герасимова «Король треф – карта любви»?
– Эта пьеса – о потере и возвращении любви, она привлекла меня тем, что история моей жизни чем-то перекликается с историей героя на сцене. Я тоже испытал потерю любимой женщины – жены Аллы
ер, но с её уходом любовь к ней не прошла. Сегодня у меня иная жизнь, не хуже и не лучше прежней, просто – другая. Жена моего героя десять лет назад сбежала прямо со свадьбы, ничего не объяснив. За это долгое время она лишь дважды напоминает о себе телефонными звонками, и все эти годы мой герой любит её – разве это не интересная история?

– Александр Герасимов не только написал пьесу, но и выступил как режиссёр, выбрав необычную форму – музыкальный киноспектакль. Как вам с ним работалось?
– Герасимов – очень способный режиссёр. Сначала он принёс пьесу для меня одного. Ирина же, моя жена, предложила добавить в этот моноспектакль киноэкран, а потом возникла мысль пригласить на женскую роль певицу. И получился новый жанр – музыкальный киноспектакль. Долго втроём работали над пьесой, Александр многое переписывал, а мы с Ириной вносили свои идеи.

– Почему остановили свой выбор на Анжелике Агурбаш?
– По пьесе её героиня – танцовщица и певица, Лика в этом плане очень способный человек. Мы давно с ней знакомы, видели её в работе, знаем, как достойно она выглядит на сцене и насколько профессиональна в своём деле. В нашем спектакле она должна была исполнять несколько песен, но мы не представляли, справится ли Лика с драматическими диалогами. Поначалу это вызывало некоторые опасения, но и здесь она оказалась на высоте! Выйдя на сцену, чуть не заплакала, потому что и представить себе не могла, что когда-нибудь будет выступать в таком театре и с таким партнёром.

Эммануил ВиторганА участие в спектакле Людмилы Максаковой – просто чудо! И хотя её нет на сцене, она появляется только на экране, – для нас огромная удача, что она согласилась на этот эпизод. Мы уже сыграли несколько спектаклей, съездили с «Королём» в Воронеж – там приём был просто потрясающий, весь зал стоя аплодировал минут двадцать! Значит, наш спектакль нужен людям, а что может быть важнее этого?

– В юбилейный вечер на сцене «Маяковки», где вы в декабре прошлого года праздновали семидесятипятилетие, вас поздравляли Иосиф Кобзон, Леонид Рошаль, Алексей Петренко, Владимир Конкин, ваши партнёрши Светлана Немоляева, Евгения Симонова, Людмила Чурсина, Ирина Мирошниченко, Евгения Крюкова, Ирина Лачина. Какую роль они сыграли в вашей жизни?
– Я восхищаюсь этими людьми, на них держится мир. Например, доктор Рошаль бросается на помощь детям в любой точке земли, не задумываясь о том, что там с ним может произойти, – ему важно спасти детей. Он – человек очень нежный, но в то же время эмоциональный и резкий. Человек с большой буквы. Иосиф Давыдович Кобзон, несмотря на перенесённую болезнь, ни разу не позволил себе показать на людях, на сцене, что ему не всегда бывает легко. Это мужественнейший человек, верный друг и потрясающий профессионал. Алексей Васильевич Петренко с супругой Азимой пришли меня поздравить – они наши друзья. Меня поздравляли со всех концов света, люди звонили, писали, приезжали, пришлось даже освоить «Фейсбук», чтобы воочию увидеть все поздравления.

– Вас пришли поздравить и бывшие студенты-вгиковцы – они подготовили блестящий танцевально-вокальный номер «Я – эммаголик».
– Да, я был просто в восторге! Когда набрал этот курс во ВГИКе – а он у меня был единственный, – больше ничем не мог заниматься, всё время приходилось отдавать детям. Я тогда крайне редко снимался, просто отказывался от предложений, ведь это большая ответственность – воспитывать новое поколение актёров.

– А как отбирали будущих студентов на курс?
– Это мучительный процесс. Тысячи людей, из которых надо выбрать максимум двадцать пять. И конечно, бывают ошибки: впоследствии я отчислил с курса двоих ребят, и это произошло без слёз и обид. Просто объяснил им, что наша профессия не для них – нужно заняться иным видом деятельности.

– А каковы критерии отбора? Или вы просто чувствуете, кто из кандидатов – прирождённый актёр?
– Безусловно, это происходит на энергетическом уровне. Когда человек перед тобой читает басню или танцует, ты понимаешь, врёт он или необычайно честен в том, что делает.

– На сцене в день вашего семидесятипятилетия вместе с вами была жена и продюсер Ирина. Кто она для вас?
– Женщина, которая вернула меня к жизни, и это не громкие слова. После того как не стало моей супруги Аллочки Балтер, с которой мы прожили вместе тридцать лет, мне не хотелось жить. Дети уже были взрослыми, даже внуки выросли, поэтому возникло ощущение, что пора уходить. Но я вновь встретил Иришу, с которой мы были давно знакомы, ещё при Аллочке, и она дала мне понять, что мы, люди, не имеем права распоряжаться продолжительностью своей жизни. Вот когда кто-то свыше скажет, что пора, – тогда и нужно уходить. И никак иначе.

alt

– В чём вы увидели для себя новый смысл жизни?
– К тому времени ушло очень много любимых людей. Так что радости сменялись печалью. Но я вернулся в жизнь с чувством, что нельзя подводить друзей. В конце концов, мне во многом повезло: у меня были прекрасные родители, потрясающие педагоги, изумительные партнёры. Я не испытываю к ним иных чувств, кроме благодарности. И всё это привело меня к мысли, что мы живём на земле для того, чтобы помогать друг другу. Единственное, чего не приемлю, – когда один человек лишает жизни другого, всё остальное могу понять.

– Можно сказать, Ирина вас изменила.
– Да. Раньше обо мне писали: «его ампула – главный герой». Сейчас же могу сказать, что Ириша – мой главный герой, который всё держит на своих плечах, вкалывает с утра до ночи. Почему я не так активен? Просто она сказала мне: занимайся своим делом – театром, кино, а я уж позабочусь обо всём остальном. И это поступок, это в её характере бизнес-леди! Она человек, который понимает, с кем общаться и как всё организовать, сдвинуть с мёртвой точки. Тоже особый талант!

– Вы из плеяды людей, для которых слова «старость» не существует. Как Владимир Михайлович Зельдин, который недавно отметил своё столетие и вошёл в Книгу рекордов Гиннеса. Как вам в таком возрасте удаётся сохранять блестящую форму?
– Моя профессия как никакая другая предполагает зависимость. Мы, актёры, зависим от автора пьесы, режиссёра, гримёра, осветителей и десятка других людей. Поэтому, когда возникает новый проект, никакие награды или звания не гарантируют успеха, всё приходится начинать заново, с нуля. Наверное, благодаря этому и нахожусь в неплохой форме.

– Чувствуете свой возраст?
– Нет. Спасибо за это жене. Благодаря её энергии не успеваю думать о самочувствии. А когда мы открыли свой культурный центр, названный, извините, моим именем, – тем более не осталось времени думать о болезнях. В рамках «Виторган-клуба», который существует уже более двадцати лет, собираем потрясающе талантливых людей, моих коллег и людей разных профессий, проводим творческие вечера, отмечаем юбилеи актёров, режиссёров, музыкантов. У нас всегда чудесная тёплая атмосфера, и за это гости нам благодарны. Всё больше и больше интересных людей появляются в нашем клубе, и каждый из них, поверьте, – личность.

– В чём смысл актёрской профессии? Ради чего артист выходит на сцену?
– Это замечательная профессия, она дарит людям возможность пожить другой жизнью. Я сам благодаря кино трижды лежал в гробу в кадре и уже ко всему подготовлен. Потрясает, когда после спектакля, где поднимается тема стариков, ко мне подходят незнакомые люди и говорят: «Вы знаете, мы много лет не общались с родителями, но сегодня решили к ним зайти». Это незабываемо! Ты понимаешь, что твоя профессия чему-то учит людей, и становишься необычайно отзывчивым. При этом я никогда не отказывался играть отрицательных персонажей. Мне было важно, чтобы люди, увидев меня на экране или на сцене в роли плохого человека, понимали, что это не лучшая возможность прожить жизнь. И очень часто после таких ролей меня благодарили. В нашей профессии главное – не врать. Самому себе и зрителю. Иначе нет смысла выходить на сцену.

– Как избавиться от волнения?
– От него не надо избавляться, важно понять, по поводу чего оно возникает. Если ты волнуешься из-за человеческих взаимоотношений на сцене – тогда это нормально. А если переживаешь, как тебя встретят зрители, будут ли аплодисменты – тогда лучше вообще не выходить. Обычно я приглашаю друзей в театр на десятый спектакль, когда волнение уходит.

alt

– Что для вас важно помимо творчества и семьи?
– Присутствие людей. Обнять любимую женщину, поцеловать – прекрасно, замечательно! Я убеждён, что в любой ситуации не надо спешить с выводами, иначе потом сильно об этом пожалеешь. Никогда не настаиваю на своей правоте, всегда сомневаюсь: а может, мой оппонент прав? В общении я абсолютно нормальный человек, с симпатией отношусь ко всем, особенно к женщинам и к тем людям, у кого могу чему-то научиться, что-то добавить к тому воздуху, который меня питает. Артистам, которые работают на экране и на сцене, мы должны быть благодарны, независимо от того, впечатлил ли нас фильм или спектакль. Меня удивляет, когда человек, которому не понравился спектакль, уходит, хлопнув дверью. Всё-таки нужно иметь терпение и уважение друг к другу: ведь артистами проделана огромная работа, мы вкалываем как минимум полгода, чтобы выпустить спектакль.

Бывает, прихожу на чью-то премьеру и, даже если мне не нравится, обязательно зайду, поблагодарю ребят. Не буду притворяться, говорить «потрясающе!». Но поздравлю обязательно. В нашем деле всё непредсказуемо. Иногда кажется, что пьеса вроде бы очень эффектная и должна «выстрелить», а на премьере случается провал. А порой берёшься за средний материал, работаешь над ним с кровью и потом, и вдруг получается потрясающий спектакль! Всякое бывает в нашей профессии.

Проживая жизни других людей, мы учимся их понимать. И не должны испытывать ничего, кроме благодарности, ни к актёру, ни к слесарю. Мы живём только друг для друга.

Расспрашивала
Агнесса ВЕВЕР
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №19, май 2015 года