СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Катерина Шпица: Была ли я в него влюблена? И вы ещё спрашиваете…
Катерина Шпица: Была ли я в него влюблена? И вы ещё спрашиваете…
31.08.2015 16:49
Катерина ШпицаОна родилась в Перми в семье юриста и шахтёра. После школы поступила сразу в два университета: на актёрское отделение в Пермский институт культуры и на юридический факультет Пермского государственного университета. Становиться профессиональной актрисой не собиралась, но судьба распорядилась иначе. В 2005 году Екатерина Шпица переехала в Москву, и её актёрская карьера круто пошла в гору. За десять лет жизни в столице – почти четыре десятка фильмов и сериалов.

– Вы сейчас звезда – тридцать восемь киноролей! Но не раз говорили, что вовсе не стремились стать актрисой. Как попали на одну из главных ролей в фильме «Адам и превращение Евы»?
– Цели сниматься в кино у меня никогда не было. Но когда появилась возможность оказаться на съёмочной площадке, я почувствовала, что быстро осваиваюсь и что это моё. А как попала… Из шахтёрского города Инта мои родители переехали в Пермь, где я пошла в театральную студию. Потом поучаствовала в конкурсе красоты – просто развлекалась, мне было интересно всё попробовать. О конкурсе услышала по радио и не только прошла в финал, но и победила. И с этого момента началась цепочка событий, которые в итоге привели меня в Москву. Здесь я сначала работала в модельном агентстве, и его директор привёл меня в продюсерскую студию к композитору Юрию Чернавскому. Там я нашла себе применение в качестве хореографа, репетитора по английскому языку и певицы. А менеджером в студии была Наталья Юнгвальд-Хилькевич, дочь знаменитого режиссёра фильма «Д'Артаньян и три мушкетёра». Георгий Эмильевич искал главную героиню для своего нового фильма и предложил прийти на пробы. Когда меня утвердили, это казалось просто чудом!

– Какие эмоции испытывали, оказавшись на съёмочной площадке?
– Чётко помню, что мне это понравилось. Самое главное – что я не была зажата, не переигрывала. Вообще считаю, что лучше недоиграть, чем переиграть. И меня Георгий Эмильевич мудро провёл по первой роли, так что я вышла со съёмок с позитивным настроем.

– В роли вам нужно передать зрителю эмоцию. Каким образом и где вы находите психологические ресурсы для этой непростой задачи?
– Я, наверное, не смогу объяснить, как происходит внутренняя работа над ролью. Просто погружаешься в образ, предлагаемые обстоятельства, и в душе что-то само по себе рождается. Прежде всего я иду «от мозгов». Представляю детали жизни человека, его прошлое до того момента, когда мы видим его в картине. Ставлю ему цели и перспективы, даже если они останутся за кадром. Из этого складываю канву судьбы, на эту основу наращиваю характер, привычки, стиль жизни. То есть ты просто становишься своим героем.

– В 2014 году одновременно вышли сериал «Яма» и фильм «Поддубный», и в обоих фильмах у вас заметные роли. Кстати, кастинг на роль в «Поддубном» был большой?
– Кастинг, насколько мне известно, был большой – фильм готовился очень долго. Агент пытался предложить мою кандидатуру в самом начале, но нас не приглашали даже на пробы – может, мне тогда не хватало широкой известности. А в середине 2012 года, когда я уже была на сносях, позвонила новый ассистент по актёрам Лиза Шмакова. Я её знаю ещё по фильму «Адам и превращение Евы», даже жила у неё на квартире какое-то время. Было нечто символичное в том, что именно Лиза предложила меня на роль в «Поддубном». Она спросила, много ли килограммов я набрала за время беременности и готова ли через пару недель после родов прийти на пробы. Я набрала всего девять килограммов и знала, что очень быстро сброшу лишний вес, потому что почувствовала: из этого что-то выгорит. Сын Герман родился 25 февраля, а в марте мы с ним поехали на «Мосфильм». В перерывах между кормлениями сделали пробы. Через несколько дней мне позвонил Глеб Орлов, режиссёр картины, и спросил, могу ли я сниматься. А съёмки проходили в Питере и Феодосии. Я согласилась, на съёмки ездила с Германом, он был «сыном полка» и никогда меня не подводил. Если чуть задерживалась из-за кормления – группа меня терпеливо ждала.

– Чему вам пришлось научиться для съёмок в этой картине? Каковы впечатления от Пореченкова, который был вашим партнёром?
– Мне вообще везло на партнёров. Пореченков – очень профессиональный человек, слушающий и слышащий. А научиться пришлось вот чему: для фильма я месяц занималась с тренером и стала выполнять несколько акробатических элементов. Самым сложным для меня оказался «обрыв в подъёмы». Это когда ты сидишь на трапеции, падаешь спиной назад и цепляешься за тросы подъёмами стоп. Вообще, когда кормишь ребёнка грудью, организм всячески сопротивляется стрессовым ситуациям. Так что иногда было трудно заставить себя «включить эмоции».

Катерина Шпица

– Какие роли или съёмки вам особенно запомнились?
– Я стараюсь одинаково затрачиваться во всех своих работах, но по каким причинам та или иная роль становится знаковой или судьбоносной – объяснить сложно. Первое, что приходит в голову, – это «Огни притона» Гордона, «Метро» Мегердичева, сериалы «Ангел в сердце» и «Ласточкино гнездо». А ещё сериал «Катя», где я играла с Еленой Яковлевой. По большому счёту именно этот сериал стоит у истоков моей актёрской карьеры. Потому что это моя первая главная роль. И в неё было вложено много сил и здоровья. Съёмки шли очень долго. Я была начинающей актрисой, естественно, за мной не закрепили машину. До подмосковной Балашихи, где проходили съёмки, добиралась своим ходом, на маршрутке. Я была вымотана: час дороги туда, четырнадцать часов работы, час дороги обратно…

После рождения ребёнка решила кое-что пересмотреть в своём графике. Теперь я не только актриса, но ещё и мать и должна иметь время для ребёнка. Кино – это работа для быстро ориентирующихся, очень профессиональных людей. И, по моим представлениям, должно быть только так. Человек может не иметь высшего образования в этой сфере – я сама его не имею и только недавно стала говорить об этом спокойно. Но даже не имея образования, можно иметь соображение, самому всему научиться и стать мастером.

– На кинофестиваль «Кинотавр» в Сочи вы приехали с сыном и родителями. Хотели им показать, что такое кинофестиваль, или была какая-то иная причина?
– Я приехала с Германом, а родители – сами по себе. Сочи для нас – особенный город, мы даже Новый год здесь праздновали всей семьёй. Дело в том, что мои родители познакомились в Сочи, на пляже «Ривьера». Мама тогда жила в Перми, а папа – в Инте. В Сочи у них всё закрутилось. Это произошло в сентябре, а через полгода папа приехал к маме, сделал ей предложение, и она переехала к нему. В Инте прошло моё детство. Я помню, в каком виде папа приходил домой: вся его кожа, все поры были забиты угольной пылью. И я, как маленькая обезьянка, копошилась, вытаскивая угольки. Мне это очень нравилось. Вообще это был совершенно безоблачный период и для меня, и для моей семьи. У мамы с папой всегда много друзей. В каждой семье – в среднем по двое детей. Мы ездили на природу большой компанией, играли в футбол, жарили шашлыки. Зимой мы с ребятами строили снежные дома, а в детском саду играли в «Санта-Барбару». С утра назначали, кто какую роль исполняет, и разыгрывали какие-то смешные сцены.

– Творческое начало уже тогда давало о себе знать, но вы решили стать юристом. Почему?
– Я окончила школу с золотой медалью. Обидно было ею не воспользоваться. (Смеётся.) Думала, что пойду по стопам мамы, стану юристом, театр считала своим хобби, а о кинокарьере вообще не мечтала.

Катерина Шпица

– Вы только что закончили съёмки в фильме «Графоманы» известного комедийного режиссёра Владимира Зайкина. Что это за картина и какая у вас там роль?
– Я там дурында полная. Несвойственный мне характер: блондинка, тусовщица, секретарша средней руки. Смешная, трогательная, чуть туповатая, прямолинейная – в этом её шарм. В «Графоманах» у нас собрался блестящий актёрский состав: Юрий Стоянов, Гоша Куценко, Владимир Спиваковский, Даша Екамасова, Даша Мороз. А герои фильма – молодёжь, привыкшая смотреть на жизнь через экраны своих гаджетов, предпочитающая реальному общению переписку в соцсетях. Они так самовыражаются, в общем, все своего рода графоманы. Но там есть и настоящие графоманы, возомнившие себя писателями. Они «убивают» литературу и готовы в прямом смысле убить конкурентов ради того, чтобы их книги были изданы. Но всё-таки это комедия, в которой будут использованы аниме, комиксы и музыка самых популярных у молодёжи групп. В общем, интеллектуальная модная комедия, рассчитанная в первую очередь на молодёжь.

– А в каком проекте вы сейчас заняты?
– Сейчас у меня съёмки в лирической семейной комедии «Завтрак у папы» с Юрием Колокольниковым. Есть ещё интересные предложения, и уже пробы намечаются.

Катерина Шпица– Как вы оказались ведущей шоу «Вышка» на Первом канале?
– Точно не знаю, но говорят, что было несколько кандидатур и одобрил меня сам Константин Эрнст. Всё это случилось на волне вышедшего тогда на экраны фильма «Метро». Было непросто, но мне понравилось. Мне вообще нравятся сложности, нравится открывать что-то новое. И там ребёнок находился со мной рядом, сидел в гримёрке вместе со свекровью.

– А «Ледниковый период» – тоже опыт?
– Это глыба, а не просто опыт. Этот проект дал мне очень много, я говорю не о популярности, а об удовольствии. Собрать семнадцать номеров – я же с начала и до конца проекта откаталась – семнадцать мини-спектаклей, приготовленных за неделю на пределе физических и моральных сил. Вокруг огромное количество талантливейших людей, трудолюбивых, упорных. А потом был тур, в котором уже просто получала удовольствие. Так я поняла, что соревнования – это не моё. Я могу пойти и выгрызть зубами свою роль, но соревноваться для меня – это ад. Я тогда ещё кормила ребёнка, и это очень влияло на меня в плане эмоциональности и уверенности в себе. Появилась какая-то женская уязвимость. Но, тем не менее, всё было очень интересно. А люди, которые делают этот проект, – профи высочайшего класса.

– Что вас, артистов, толкает на участие в таких выматывающих проектах?
– Сложности и толкают. Хочется попробовать себя ещё и в этом. Мне не важно, что другие обо мне скажут, важно, что я сама о себе подумаю. Позвонил Авербух и спросил: вы спортивная? Я ответила: ну да. Приехала, встала на коньки, вынесли вердикт: поедет. На коньках каталась в детстве по прямой и ёлочкой. Но мне очень нравился этот проект, я смотрела все сезоны, начиная с 2007 года. И, конечно, будучи ещё совсем неизвестной артисткой, думала: «Неужели когда-нибудь тоже смогу в этом проекте участвовать?» Мечтала, что мне позвонят и скажут: «Катя, не хотите ли поработать в нашем шоу?» Когда раздался звонок от Авербуха, у меня улыбка была до ушей, всё заиграло разноцветными красками – сбылась мечта!

– Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с мужем. Хотя он и бывший, но всё-таки вряд ли ушёл в прошлое, не так ли?
– Конечно, он часть моей жизни, отец моего ребёнка. (Актёр и каскадёр Константин Адаев. – Ред.). Мы с Костей познакомились на съёмках в картине Ройзмана «У каждого своя война». Картина так и не вышла в России. Кстати, хороший получился фильм. Костя занимался постановкой трюков. У нас была сложная сцена, избиение и изнасилование. И он следил за тем, чтобы меня удачно бросили сначала на кровать, потом о стену. Вот так мы и познакомились.

alt

– Вы были в него влюблены?
– Спрашиваете… Я из тех женщин, которые не могут быть с мужчиной без состояния влюблённости, а потом любви. Спокойное течение отношений – не для меня. Мне необходимо прикипеть к человеку душой.

– Мы все о чём-то мечтаем. Есть у вас какая-то мечта, которая вами движет?
– Я человек не мечты, а цели. О целях же рассказывать не стоит, чтобы не растрачивать энергетику. Лучше, чтобы тебя увидели в действии. И когда я достигну того, чего хотела, вот тогда об этом все и узнают.

Расспрашивала
Эвелина ГУРЕЦКАЯ
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru

Опубликовано в №34, август 2015 года