СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Мария Киселёва: Владимир Владимирович, может, не надо?
Мария Киселёва: Владимир Владимирович, может, не надо?
02.10.2017 15:54
Мария КиселёваМария Киселёва – трёхкратная олимпийская чемпионка, телеведущая, мать двоих детей, с недавних пор ещё и организатор и руководитель собственного Центра по синхронному плаванию для детей. Мало кто знает, но чемпионка по синхронному плаванию в детстве панически боялась воды. Мы встретились с Машей в кафе, где следом за интервью у неё были одна за другой намечены деловые встречи.

– Мария, как вы побороли страх воды?
– Для этого родители меня и отдали плавать в бассейн-«лягушатник».

– А у ваших дочек этого страха нет?
– Был, но не такой пани­ческий, как у меня. Мы их тоже привели в бассейн, они стали учиться плавать.

– Вы ушли из спорта, а как теперь относитесь к плаванию?
– Я от него немного остыла. Был даже период, когда не могла заставить себя зайти в воду. Но сейчас всё нормализовалось. Хожу в бассейн плавать просто для собственного удовольствия.

– Вы успешны во всех сферах – в профессиональной, семейной, личностной. А в какой из них труднее было реализоваться?
– Сложно сказать. Всё, чем я занимаюсь в жизни, делаю с удовольствием. Я даже работу не рассматриваю как работу. Просто живу ею. И к целям, которых достигаю, прихожу естественным образом, без самоотречения. Но семья у меня всег­да стоит на первом месте. Семья – это самое главное.

– Скажите, какое ощущение возникает после победы на Олимпийских играх? Это можно сравнить с чем-либо в обычной жизни? Испытывали вы ещё когда-нибудь такое счастье?
– До этого – нет. Победа в тот момент была для меня самым большим счастьем. Но позднее, конечно, случилось множество других важных событий. И счастье от рождения дочерей с лихвой перекрыло радость от победы. Любовь, рождение ребёнка ни с чем нель­зя сравнить. Без этого жить невозможно!

– А вы своих детей растили без няни?
– Поначалу была у нас няня. Мои родители в то время ещё работали, и я радовалась этому – всё-таки у них была своя социализация. Со временем на пенсию ушла мама, затем папа. Теперь они поглощены внучками и много ими занимаются. Внучки для них – главное, они в девочках души не чают. Хотя могут и «построить», когда это требуется. Так что няня бывает очень нужна, но с бабушкой и дедушкой её, конечно, не сравнить.

– После победы вы испытали опустошённость, о которой рассказывают многие спортсмены?
– Да, и это чувство было очень сильным. Оно охватило меня сразу, как только вернулась в гостиницу после соревнований. Вообще-то «золото» мы выиграли на своей второй Олимпиаде. Но когда впервые получили золотые медали, эйфорию не испытали, хотя на пьедестале эмоции, конечно, зашкаливали. Однако сразу после победы нам вновь предстояла тренировка, ведь на следующий день надо было выступать в группе. А вот когда мы уже выступили в группе, то после награждения вернулись в свой домик в Олимпийской деревне. Там я села на кровать и почувствовала опустошение: вот оно – счастье, воплощение мечты, радость, то, к чему я шла много лет. Всего этого мы достигли – а что дальше? Долго не могла себе ответить на этот вопрос, месяца два. А потом поняла: чем дольше находишься в таком состоянии, тем сложнее из него выбраться. И поскольку я училась в МГУ на факультете журналистики, то пошла работать по профессии, на телевидение. С большим удовольствием занялась новым делом. Мне стало уже не до спортивных эмоций. Ведь на ТВ я начала с нуля, всему пришлось учиться. Новая профессия полностью меня захватила.

alt

– Я смотрела все выпуски передачи «Слабое звено», и вы мне очень нравились. Как-то раз показывали британский аналог, там ведущая и впрямь сухая, равнодушная. А в вашем случае понятно, что это образ, но на самом деле вы добрый человек.
– Передача не выходит уже двенадцать лет. Но ещё не было дня, чтобы кто-нибудь не напомнил мне о ней! Особенность «Слабого звена» в том, что тогда ещё не существовало подобного формата. Мы оказались первыми. Ведь все телевизионные герои в то время старались выглядеть белыми и пушистыми, а здесь ведущая впервые повернулась спиной к зрителям, была строгой и неулыбчивой, задавала каверзные вопросы. Поэтому, наверное, я так запомнилась людям.

– Помню, как позднее вы вели спортивные передачи. Вот там вы были собой – прос­то Машей. Но всё равно вас многие отождествляли с прежним образом.
– Да, вот так приедешь на встречу с людьми, которых не знаешь, а они говорят: «Господи, мы так боялись, а оказалось, в жизни вы совсем другая». (Смеётся.) Последний выпуск снимали, когда я уже была беременна старшей дочерью. Так что мои дети не видели «Слабого звена». Кстати, надо показать им запись, я как-то об этом не думала.

– Говорят, у детей-спортсменов нет детства. Как было у вас?
– Я очень поздно начала заниматься спортом – в десять лет. У меня было замечательное детство, просто шикарное: поездки с родителями на море, друзья во дворе… Мама и папа меня поддерживали, направляли, всегда ко мне прислушивались, хотя понимали, что характер у девочки непростой. Они мудрые люди. В какой-то момент я начала учиться игре на фортепьяно и параллельно увлеклась плаванием. Но вскоре мне жутко надоело заниматься музыкой, я решила прекратить, и родители меня поддержали. Они не стали навязывать то, что мне не нравилось. А когда встал вопрос перехода из обычной общеобразовательной школы в спортивную – ведь нужно было больше времени уделять тренировкам, – то для них это оказалось одним из самых сложных периодов моего детства. Ведь учёба всегда стояла для родителей на первом месте. Как так – перевести отличницу в какую-то спортивную школу? Но они поговорили с тренером, поняли, что я серьёзно хочу заниматься плаванием, побеседовали с классным руководителем. И приняли решение в пользу тренировок, за что я им очень благодарна.

Мы с мужем тоже стараемся понимать наших детей и следовать их желаниям. Они ещё не очень большие, старшей дочери почти двенадцать, а младшей – семь с половиной. Конечно, мы их направляем. Но если ребёнок категорически не хочет чем-нибудь заниматься, то не упорствуем, не настаиваем, а ищем компромисс. Делаем так, чтобы ребёнку было комфортно.

– Вы тоже отдали дочек в синхронное плавание. Выступаете в роли тренера?
– У старшей, Даши, есть свой тренер Наталья Валерьевна, а я только помогаю. Дочка занимается в нашей школе (Центр по синхронному плаванию Марии Киселёвой. – Авт.). Закончила сезон, выиграв титул чемпионки Москвы и всероссийские соревнования в своей возрастной группе. Сейчас перешла в старшую. Что касается младшей, то Саша один год тренировалась и решила больше не заниматься плаванием.

– И вы не будете её заставлять?
– Нет. Если ребёнок не хочет, зачем его принуждать? Она рисует и занимается фигурным катанием. Ей нравится всё это, но в ближайшее время, возможно, придётся выбирать и сужать направление. Чем старше становится ребёнок, тем больше нужно заниматься. При этом и учёбу в школе никто не отменял, она уже перешла во второй класс.

– Ваши дочери ревнуют друг друга к родителям?
– Сначала ревновали. Старшая очень ждала рождения сестры, трогала мой живот: «Мамочка, ну когда?» А когда появилась Саша, то Даша приехала ко мне в роддом. Пять минут смотрела на сестрёнку и выдала заключение: «Ну ладно, мне всё ясно, я пошла». Когда мы приехали из роддома, я стала пеленать младшую. И тут Даша со слезами в голосе сказала: «Мама, ты любишь Сашу больше, чем меня!» Для меня это был такой удар!.. Ведь маленький комочек ещё, четырёхдневный… Просто когда переодеваешь младенца, то невольно произносишь ласковые слова. А они порождают ревность. И с этого момента я стала себя контролировать. Если говорю одной дочке что-нибудь приятное, нежное и ласковое, то тут же хвалю другую. Ну а потом, когда младшая подросла, – ревновать стала уже она. Помню, Даша сидела у меня на коленях, а младшая стала проситься на руки. Кричала, плакала, воевала до тех пор, пока Даша не ушла.

alt

– Вы сыграли Варю в фильме Владимира Бортко «Идиот». Интересно, каковы впечатления от съёмок? Ведь вы как спортсменка собранны, ответственны. Далеко не всем актёрам свойственны эти качества.
– Актёры – очень хорошие люди, замечательные! Помню только единственный момент, к которому я была не готова. Съёмки назначили на то время, когда на телевидении шла программа «Слабое звено», плюс я тогда писала диплом. До этого никогда не имела отношения к кино, только к телевидению. И привыкла к тому, что каждая минута на счету, никакого простоя быть не может. И вот я приехала на киносъёмки, рассчитывая, что там наверняка тоже всё чётко расписано. Мне накладывают грим, я надеваю костюм, готовлюсь к выходу на площадку. Жду полчаса, час, два… Но ещё даже и речи не шло об эпизоде, в котором мы должны были сниматься. Я привыкла к дисциплине и решила узнать: может, я что-нибудь перепутала? На меня посмотрели с недоумением. В итоге съёмки эпизода начались ближе к вечеру, хотя планировались на двенадцать. Режиссёр, увидев меня, сказал: «Ну наконец-то звезда эфира дождалась своего часа!» Мне стало неловко.

Надо отдать должное Владимиру Владимировичу Бортко. Он прекрасно понимал, что у меня никакого актёрского опыта, и всё подробно объяснял. В первом эпизоде моя героиня произносила всего одну фразу. Бортко сказал: «Мне нужно, чтобы ты сказала её так, как делаешь это у себя в программе». Я говорю: «Владимир Владимирович, может, не надо?» – «Нет, надо». Я вышла и произнесла свою фразу с той самой телевизионной интонацией. Но Бортко тут же передумал: «Извини, был не прав, действительно не надо». И дальше во время съёмок режиссёр объяснял, чего хочет от меня в каждой сцене. Убедившись, что я всё поняла, выводил на площадку. Он нашёл ко мне подход. Хорошее получилось кино, и мне очень понравились сам процесс и атмосфера.

– Вы уже много лет занимаетесь спектаклями на воде. Помимо этого у вас есть Центр по синхронному плаванию для детей. Открыли его потому, что решили стать тренером?
– Я никогда не мечтала быть тренером и видела себя в другой профессии. А за открытие школы очень благодарна своей подруге. Она долго меня донимала: «Маша, когда же ты откроешь свою школу?» И вот через десять лет свершилось. Я не могу заниматься делом, если не горю им. Даже если хорошо выполняю свою работу, но чувствую, что это не моё, – ухожу. А что касается моей школы, то я просто живу этим. И мне виден результат. У тренеров и всего коллектива глаза горят, а когда дети добиваются результатов, то у них в жизни появляются приоритеты. Наш Центр по синхронному плаванию – это московская государственная бюджетная школа. Она открылась семь лет назад во Дворце спорта «Янтарь», и за это большое спасибо правительству Москвы. Мы начали с нуля. Когда пришли первые ученики, то они вообще ничего не умели. А недавно самая старшая ученица нашей школы Варя Креопалова попала в юниорскую сборную страны и стала двукратной чемпионкой Европы. Девочки помладше представляли Москву на спартакиаде, выиграли первенство столицы. Вот так потихоньку двигаемся вперёд. Мы благодарны тренерам школы и всем, кто у нас работает, потому что на них всё держится.

– Вы работаете в школе тренером?
– Я помогаю тренерам. Ставлю программы, участвую в тренировочном процессе, в прошлом году вела троих детей в разных возрастных группах.

– Расскажите, пожалуйста, о ваших спектаклях на воде.
– Я почти четырнадцать лет занимаюсь различными проектами. Началось с того, что после нашей последней Олимпиады в 2004 году мы с Ольгой Брусникиной решили сделать шоу олимпийских чемпионов в благодарность тем, кто на протяжении многих лет вкладывал в нас душу. И показать болельщикам наш любимый вид спорта без границ. Думали, что это разовая акция. Но зрителям так понравилось, что мы стали показывать шоу в конце каждого года. А когда я забеременела первым ребёнком, у меня возникла идея сделать полноценный спектакль. Ведь шоу – это дивертисмент, набор номеров. Мне же захотелось создать спектакль с сюжетной линией, сказку на воде для детей и взрослых. Я так этим заболела, что заразила всю нашу творческую команду. В спектаклях участвуют и спортсмены, и артисты. Действие происходит на воде, на суше и в воздухе. Готовится сценарий, пишется оригинальная музыка, создаются декорации, костюмы. Это долгая, кропотливая, но очень интересная работа, которая длится целый год. Спектакль готовим к Новому году, а потом целый год показываем. Это то, чем я живу, без чего уже не могу существовать.

– Какой спектакль сейчас готовите?
– Сюжет основан на мифах Древней Греции. Спектакль называется «Миссия «Одиссей». Покажем его в московском Дворце спорта «Динамо». А в Питере и Казани во время новогодних каникул будет показан спектакль «Сказка о царе Салтане». Его очень полюбили московские зрители, назвали лучшим из всех наших представлений. Билеты уже продаются.

– Во время беремен­ности вы занимались тренировками?
– Да, плавала. Врачи рекомендуют вести тот образ жизни, который был и раньше, но без надрывов, чуть спокойнее, аккуратнее. Я в первую беременность даже аквааэробикой пробовала заниматься.

alt

– В дочках себя узнаёте?
– Да, узнаю. И в одной, и в другой, по-разному. По характеру на меня больше похожа младшая, она может ударить кулаком по столу и настоять на своём.

– Вы много работаете, а как отдыхаете? Какие у вас предпочтения?
– Всё по настроению. Люблю и на пляже полежать, и в горы подняться.

– Разве это отдых – подниматься в горы?
– Конечно! Активный отдых. А то ведь со скуки можно умереть. И потом, какой может быть пассивный отдых с детьми? С ними ведь постоянно – побежали туда, побежали сюда, э-ге-гей! Полежать, конечно, тоже можно. Но недолго. Отдыхать надо обязательно. А то потом – тренировки, ночные репетиции, даже высыпаться не успеваешь.

– Какие можете дать рекомендации по уходу за собой?
– Правильное питание, здоровые мысли, простая пища. И та физическая активность, которая тебе нравится. Вовсе не нужно изнурять себя многокилометровыми пробежками, если ненавидишь бег. Ведь так просто найти тот вид занятий, который будет в радость: велосипед, танцы, лыжи, плавание – всё что угодно. Я, к примеру, сейчас стараюсь просто ходить по лестницам – спускаться и подниматься, когда нет времени заниматься спортом. Знаете, как ни странно, главная женская мудрость – полюбить себя такой, какая ты есть. Я, честно говоря, не сразу к этому пришла и долго занималась самокритикой. А женщине надо любить себя такой, какой её создала природа. И ещё – делать то, что тебе нравится. Получать удовольствие от общения с близкими, быть счастливой в семье. Когда у женщины всё хорошо, это видно.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото: PhotoXPress.ru

Опубликовано в №39, октябрь 2017 года