СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Полина Чернышова: Вот сижу и думаю: как жить?
Полина Чернышова: Вот сижу и думаю: как жить?
18.12.2017 15:14
Полина ЧернышоваПолине Чернышовой столько лет, что скрывать возраст совершенно ни к чему: 24 года. А она уже актриса Театра имени Вахтангова и исполнительница главных ролей в многосерийном фильме «Тихий Дон» Сергея Урсуляка, сериале «Доктор Рихтер» Александра Прошкина и картине «Легенда о Коловрате» Джаника Файзиева и Ивана Шурховецкого, который недавно вышел на российские экраны. Полина открыта, искренна с другими и абсолютно честна с собой. И это не юношеский максимализм – такова суть этой прекрасной девушки и талантливой актрисы.

– Полина, вы стали известной после выхода очень громких кинолент: «Тихий Дон», «Доктор Рихтер», а теперь и «Легенда о Коловрате». Согласитесь, редкое везение для молодой актрисы.
– На самом деле мой путь в профессию был долгим! (Смеётся.) У меня есть сестра Тася, она старше на год и восемь месяцев, и младший брат Макся. Мы с детства всё время чем-нибудь занимались. Например, меня уже в четыре года мама отдала на фольклорное пение. Мама уделяла нам всё своё время – сейчас смотрим старые видеозаписи, и на каждой она играет на пианино, а мы где-то рядом. Мы будили её рано утром, и она шла к пианино. Мама шила нам с сестрой костюмы, какие-то невероятные кокошники. Но не ставила цели сделать нас артистами. Просто хотела, чтобы нам было весело, чтобы росли счастливыми.

– И вам все эти занятия нравились?
– Очень! Сестра придумывала сказки, мы их вместе инсценировали. На Новый год наряжались, устраивали представления. Мы жили в этих играх. Потом мама отдала нас на танцы. Я шесть лет занималась хореографией, даже решила поступить в балетное училище при Большом театре. Увы, не поступила. Там не смотрят, как танцуешь, – там смотрят на твои природные данные: как делаешь мостик, шпагат, какая у тебя «выворотность». Я всё сделала, а мне поставили двойки по всем пунктам. И только за мостик – троечку! (Смеётся.)

– Расстроились?
– Нет. Я верила в себя и не собиралась останавливаться. Поступила в другую балетную школу. А ещё занялась каратэ.

– Как круто!
– Конечно! Ничто не пропадает даром из того, чем ты занимаешься в детстве и юности. Хотя меня тогда многие спрашивали: как балет может сочетаться с каратэ? А они прекрасно сочетаются! И одинаково воспитывают выдержку, характер.

– Чем сейчас занимается ваша сестра?
– Она учится в Кёльне на джазовую певицу – поступила сама, бесплатно! А до этого получила диплом руководителя народного хора в Гнесинке. В Германии у неё две музыкальные группы, они сочетают русский фольклор с джазом, роком и стилем техно. А брат пока ищет себя, он только-только окончил школу. Может один уйти в лес с палаткой дней на пять. Вот такой он – мужчина!

– В какой момент поняли, что хотите стать актрисой?
– Как-то раз один мой друг, работавший в театре-студии «Квадрат», сказал: «Полина, у нас нет Джульетты, приходи». Я тогда и не знала, кто такая Джульетта! Пришла – и осталась. Мне так понравилось, что в актёрстве сочетается всё самое любимое и не надо выбирать что-нибудь одно: танцы, пение, спорт. Тем более к тому времени танцы казались мне уже слишком простым занятием, хотелось чего-то сложного. Да и что говорить, в детстве мечтала сниматься в кино – конечно же, в Голливуде.

– Любили голливудские картины?
– Очень! В детстве смотрела наши фильмы, а подростком – американские. И это было наслаждение. Мне нравилось, что в каждом фильме переносишься в новый мир: то ты в пустыне, то в джунглях, и главные герои – люди разных профессий, и жизнь у них такая интересная, даже у заправщиков на бензоколонке! (Смеётся.) Мне хотелось попробовать каждую профессию. Но жизнь одна, а профессий много, и лишь кино даёт возможность прожить разные судьбы. К тому же я очень люблю путешествовать, и кино тоже даёт такой шанс. То есть актёрство – это профессия, которая не позволяет тебе сидеть на одном месте: ты всё время будешь выходить за рамки привычного.

alt

– Сразу стали мечтать о Голливуде?
– Да, хотела стать актрисой и сниматься там в лучших картинах. А как иначе? Мечтать сыграть в самых плохих фильмах, что ли? И у меня вообще не было сомнений, что произойдёт так, как я хочу. Мне нравятся девизы вроде «невозможное возможно». А не уехала в этот Голливуд только потому, что сама ленюсь или трушу. И уж совершенно точно любой человек может стать актёром, если очень этого хочет.

– В театральный вуз легко поступили?
– Ещё школьницей занималась в студии «Я сам артист». Там программа подготовки – как в театральном институте, присутствуют все дисциплины. А в последний год перед поступлением готовилась с режиссёром Андреем Юрьевичем Васильевым. Он открывал мне потаённые смыслы произведений, которые я читала на экзамене, ставил интересные задачи, рассказывал о жизни вообще.

– Счастливы были, когда поступили?
– Конечно! Я поступила в «Щуку» (Театральное училище имени Бориса Щукина. – Ред.), это особый мир.

– Вы учились на курсе Владимира Иванова. От мастера действительно так много зависит?
– Мастер – это тот, кто выбрал тебя из миллиона вчерашних детей и дал счастливый билет. Когда я поступала в разные вузы – страшно было: везде важные дяди и тёти, все такие суровые! Пришла в «Щуку», а там – такой добрый-добрый человек: голубые глаза, седые волосы, белая борода и такая разноцветная рубаха – жёлтая, розовая, зелёная. И он так улыбается… Это и был наш Владимир Владимирович Иванов. И всё время в «Щуке» у меня будто какой-то космический канал открывался, меня просто несло! Там было очень хорошо. О мастере вообще часто говорят – «второй отец». Я обожаю Владимира Владимировича. Он – родной человек. И всё время находится с нами, тем более теперь, когда я служу в том же театре, что и он, – в Вахтанговском.

– Чем ещё запомнилась учёба в институте?
– Ни на что не хватало времени, за стенами вуза не было ничего – ни друзей, ни любви. С утра до вечера ты учишься и постоянно меняешься, каждую неделю новые мысли. Это всю тебя поглощает, но и очень много даёт в духовном плане. Мы разбирали проблемы людей, их душевные переживания, говорили о любви, дружбе, предательстве, играли это, взрослели…

– В Театр имени Вахтангова как попали?
– Меня приняли в труппу, но я тут же уехала сниматься в сериале «Тихий Дон» и год в театре не появлялась. А потом пришла и поняла, что художественный руководитель вообще меня не помнит. Я такая: «Здрасьте-здрасьте, вот, пришла…» А он явно не понимает, кто перед ним стоит. «Приходите через неделю». Потом – снова через неделю. И я поняла, что всё, поезд ушёл. Но мне повезло. Режиссёр Гульназ Балпеисова попросила меня участвовать в её работе. Мы сделали спектакль, показали Туминасу. (Римас Туминас – художественный руководитель Таеатра имени Вахтангова. – Ред.) Вот после этого меня уже взяли по-настоящему.

– Да, это счастливый случай…
– Я раньше думала: если человек талантлив, всё у него будет хорошо!

– А потом что-нибудь изменилось?
– Просто позднее я поняла: талантливых ребят очень много, но сейчас в театрах им даже не устраивают просмотры. Нам-то повезло, у нас есть Владимир Владимирович, поэтому нам устроили показ, а потом уже отбирали. Многие ребята получают дипломы и в итоге сами показываются, где придётся. Хотя среди них есть и суперталантливые: когда они играли в студенческих спектаклях, им аплодировали и кричали «браво!». Раньше я говорила: «Ну и что, всё равно надо верить! Если ты талантливый – не иди в плохой театр, делай что-нибудь своё. Есть же кино, в конце концов!» Теперь понимаю, что не всё зависит от тебя. А если человек вообще не попал в театр и с кино не складывается? Проблема в том, что в нашей профессии ты один ничего не можешь сделать. Всё очень зыбко, может быстро прийти неуверенность, и актёр теряется. А он должен быть наглым, независимым, сильным! Но откуда взять эту силу, когда тебя никто никуда не берёт? Конечно, начинаешь думать, будто с тобой что-то не так. И это страшно! Хотя в масштабах жизни надо понимать, что всё это – суета сует, и нужно быть просто хорошим человеком, искать, пробовать, дружить, любить, помогать. Не зацикливаться на чём-то одном – мы явились на свет не только ради работы.

– Полина, когда попали на съёмки «Тихого Дона» к Урсуляку, страшно было?
– Всё время приходилось притворяться, будто мне не страшно, потому что я всегда волнуюсь. Особенно раньше, а сейчас это понемногу уходит. Но уж когда работаешь у Урсуляка, то «бояться» – не то слово! Это была моя первая работа в кино, не хватало опыта, умений – я ведь только окончила институт. И главное, роль очень неожиданная. Урсуляк сказал: «Прочитай «Тихий Дон». Прочитала, но даже мысли не было, что мне дадут роль Аксиньи, думала – буду играть Лизу, есть там такая девочка, у неё своя маленькая история. А тут Аксинья… Конечно, я смелая и, конечно, верила в себя. Даже не думала отказываться – это же моя жизнь, моя работа! Не знаю как, но сделаю! Волновалась. И так понравилось это произведение, и в голове уже сложилась такая яркая картинка! Хотелось её как можно точнее передать.

– А был такой момент: вот фильм показали по телевизору, и вы проснулись знаменитой?
– Я не очень понимаю, как это – проснуться знаменитой. Бывает, иногда узнают на улице, в метро, даже в отпуске. Это весело, прикольно, я очень общительный человек, люблю со всеми разговаривать. И когда на улице слышу: «Здрасьте, я смотрел ваш фильм!» – я такая радостная в ответ: «Класс! Ну и как вам?» Кстати, всем нравится совершенно разное. Поэтому быстро начинаешь понимать, что придавать большое значение чужим оценкам не нужно.

Полина Чернышова– Кстати, что говорят о новом сериале «Доктор Рихтер» на канале «Россия»? И о вашей роли – врача Ольги Ходасевич? Что сами думаете об этом проекте?
– Многие зрители смотрели оригинал – сериал «Доктор Хаус», – а потом уже российскую адаптированную версию. И если в первом случае есть некоторая отстранённость – какие-то иностранные актёры показывают какую-то иностранную больницу, – то вариант с русскими актёрами выглядит немного иначе. Поэтому реакция у всех разная: кто-то не верит в нашего «Доктора Хауса», а кто-то говорит, что Рихтер, которого играет Алексей Серебряков, получился даже интереснее. У каждого своё мнение, и это очень хорошо.

– Вам понятна ваша героиня? Были трудности с ролью?
– Я хотела бы, чтобы она была немного более открытой, а не такой строгой и даже занудной. Однако всё-таки она врач, а не актриса. Ну и медицинские термины, конечно, отвлекали от всяких рефлексий – важно проговорить всё быстро и чётко, а это, поверьте, нелегко, если ты далёк от медицины.

– На днях в кинотеатрах состоялась ещё одна премьера – фильм «Легенда о Коловрате», где снялись и вы, и Алексей Серебряков, такое интересное совпадение.
– На съёмках этой картины я его мельком видела, была только одна совместная сцена. Мне казалось, что Серебряков – строгий и суровый, а на самом деле он очень тёплый.

– Понравилось сниматься в исторической картине? Как себя чувствовали в тринадцатом веке?
– Мне нравится всё, что связано со стариной: когда погружаешься в эту тему – понимаешь, насколько жизнь волшебна и безгранична. В фильме я играю Настю, жену рязанского воеводы Евпатия Коловрата. У нас была счастливая семья, дети, потом пришёл Батый, разорил город, и семья Коловрата погибла. Но он нашёл в себе силы, воодушевил друзей и спас тех, кто остался жив… Были очень красивые костюмы, кокошники, платья, старинные ткани. Костюмеры проработали всё до мелочей. Я в картине «отвечала» за любовь – за образ любящей и верной жены, который не меняется ни в какие времена.

– Плавно перейдём к вопросу о личной жизни. Вы уже сказали, в студенчестве её не было, а сейчас? Она вообще возможна, если человек хочет расти, развиваться, строить карьеру?
– На съёмках у нас были влюблённые ребята. Знаю, что они приходили утром на площадку практически со свиданий, не спавши, и всё им было нипочём! В театре у нас многие уходят в декрет, и работают, и детей воспитывают. Тут, наверное, такой эффект: когда у тебя нет дел, то и времени ни на что нет. А как только появляются важные дела – всё можешь успеть. Вот как мы в институте всё успевали. Ты каждую минуту проживаешь с пользой. У меня есть знакомая, примерно моего возраста, у неё муж, двое детей, собака. Она актриса в театре, у неё много главных ролей, а ещё иногда снимается в кино, а ещё вяжет и ведёт курсы для девушек, которые хотят научиться вязать, и у неё страница в интернете. То есть она вообще всё успевает! А ведь быть актрисой – это очень сложно. И мамой – очень сложно. Вязание – вообще немыслимо трудное дело! Я восхищаюсь такими людьми.

alt

– А у вас есть хобби?
– Я как раз из тех, которые ничего не успевают! (Смеётся.)

– А что есть для себя?
– Для себя остались танцы. Путешествовать люблю, в путешествии ты смотришь на свою жизнь как бы из космоса. Хотя так и надо время от времени смотреть. Но мы часто не можем – настолько поглощает реальность, что постоянно нужно себе напоминать: жизнь шире наших представлений о ней. А в путешествиях всегда приходят новые мысли. Счастье, о котором даже не мечтал. Но также мне нравится иногда просто сесть и сидеть. Другие уже переоделись и куда-то убежали, а я сижу и думаю: «Как жить?» Такой у меня характер.

– Полина, вы очень красиво ушли от ответа о личной жизни. Придётся спросить напрямую: у вас есть любимый человек? Ваше сердце занято?
– Сердце занято, да!

Расспрашивала
Лариса ЗЕЛИНСКАЯ
Фото Вадима Тараканова, кинокомпании «Централ Партнершип» и пресс-службы телеканала «Россия»

Опубликовано в №50, декабрь 2017 года