СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Митя Фомин в статусе мужчины в полном расцвете сил
Митя Фомин в статусе мужчины в полном расцвете сил
03.09.2018 01:56
Митя Фомин«Рассвет уже встречая взрослыми, по-другому ждали перемен» – под эти слова песни «А мы любили» выросло целое поколение девяностых. Митя Фомин, солист легендарной группы «Хай-фай», в этом году объявил о своём воссоединении с другими участниками коллектива, так называемым «золотым составом». В честь 20-летия сценической карьеры Митя дал нам развёрнутое интервью.

– Как к вам лучше обращаться – Митя или Дмитрий Анатольевич? На ваших песнях выросло поколение девяностых. Какие у вас ощущения от этого?
– Как вам комфортней, так и обращайтесь. (Улыбается.) Мне нравятся моё имя и его интерпретации, если они корректные. По поводу поколения – выросло, и слава богу! Неплохое, скажу я, получилось поколение. И ещё, надеюсь, вырастет не одно. В этом году исполняется двадцать лет, как я на сцене, и до сих пор пытаюсь осознать и объяснить для себя эту дату. С одной стороны, смотришь – сейчас вообще всё по-другому. А с другой – всё так же, как и было. И мы такие же.

– Когда вы только начинали, возникало ощущение, что ваши хиты будут петь ещё долго?
– Мы об этом не думали. Мы вообще тогда мало о чём задумывались. Я в детстве и юности мечтал стать артистом, предпринимал попытки – окончил музыкальную школу, пробовал писать музыку, был вольнослушателем театрального училища, выступал в новосибирских клубах. Я ведь двигался как бог. (Смеётся.) Однажды Павел Есенин, с которым мы были знакомы, – он тогда занимался другим проектом, певцом Шурой, – сказал: «Не пропадай. Мы будем делать поп-группу и тебя позовём». Однако я не воспринимал это всерьёз. Какая группа? Куда позовём?.. И вот через некоторое время они предложили мне контракт с «Хай-фай» Я только-только поступил во ВГИК, пройдя бешеный конкурс, но не задумываясь подписал договор. Даже не прочитав. И уехал на десять лет на гастроли.

Митя ФоминО том, кто, когда и как будет распевать наши песни, мы вообще не думали. Группа стремительно стала популярной, и у нас перед глазами только успевали мелькать города, сценические площадки, люди, микрофоны, камеры. Мы очень много работали. И не задумывались, что будет через десять лет. Я и сейчас стараюсь об этом не думать. Но я рад, что у группы «Хай-фай» уже есть история. Это легендарный проект.

– Десять лет назад вы расстались, однако сейчас, по слухам, вновь объединились?
– Это не слухи, а официальное заявление, которое мы сделали ещё в апреле. Выступали в «золотом составе» – Тимофей Пронькин, Ксения Олешко и я – на сцене «Олимпийского» как приглашённые гости юбилейного концерта группа «Руки вверх!». Зрители были в восторге, все соскучились! После этого мы несколько раз выступали в таком составе. Однако масштабное объединение с официальным юбилейным гастрольным туром пока не получается, хотя я об этом мечтаю и постоянно говорю. Здесь должно совпасть много обстоятельств. К сожалению, не всё зависит только от моего желания. Но ведь сейчас время громких и долгожданных возвращений. Когда же нам воссоединяться, если не теперь?

– Вы родились в Новосибирске, городе, известном своими учёными. Расскажите, пожалуйста, о родителях.
– У нас была совсем не обыкновенная советская семья. Мои родители не имеют прямого отношения к искусству, но душой всегда были с ним. Мама, Тамара Павловна, – патентовед и страстный любитель живописи, у нас дома пачками лежали альбомы с репродукциями самых известных шедевров мировой живописи. Папа, Анатолий Данилович, – инженер, преподаватель университета и душа любой компании. Во время семейных праздников и посиделок с друзьями он брал в руки гитару и в ту же минуту создавал настроение. Его обожали все. В этой тёплой творческой атмосфере выросли я и моя старшая сестра Света. Ничего удивительного, что оба сделали такой профессиональный выбор. Света – классический музыкант, уже около тридцати лет живёт в Италии и играет в известных симфонических оркестрах, гастролирует по всей Европе и миру.

– Ваше детство прошло в Советском Союзе. Оно у вас было ярким?
– Моё детство было счастливым, и дело не в Советском Союзе, а в семье, родителях, друзьях, увлечениях, в каких-то вещах из прошлого, которых порой не хватает сейчас. Я полностью солидарен с мыслью, что ребёнок должен жить в любви, только в этом случае мы можем говорить о счастливом и полноценном детстве. И я благодарен своим родителям за то, что эту любовь ощущаю до сих пор. Хотя наша семья была необыкновенной, достаток у нас был более чем обыкновенный. При этом жизнь получилась даже более яркой, чем у современной молодёжи, которая имеет доступ ко всем благам мира. Очень горько наблюдать за некоторыми современными детьми, которые пресыщены достатком и излишним вниманием, их больше уже ничто не удивляет. Я говорю о своём опыте выступлений на некоторых детских праздниках. А ведь это только детство… Искреннее удивление и восторг – вот что должно отличать детей от взрослых людей.

– Как в детстве складывались отношения с сестрой Светланой?
– По-разному. Сестра старше на семь лет. Между нами периодически возникали ссоры, вспышки и даже драки, в которых она одерживала верх, потому что была хитрее и физически сильнее. Конечно, всё это в далёком прошлом. По-настоящему близки мы стали гораздо позже, в сознательном возрасте, когда стали жить далеко друг от друга. Очень рано Света выпорхнула из родительского гнезда, ею тоже руководила тяга к музыке, как и мной, – правда, к классической. Окончив Новосибирскую консерваторию, поехала учиться дальше в Италию. Встретила мужа, родила двоих сыновей, а спустя время предложила мне купить на пару с ней небольшую дачу в Италии. Света её полностью обустроила своими руками с нуля.

– Нет желания перебраться в Италию насовсем?
– Порой меня посещает такая мысль, когда перестаю видеть смысл в каких-то вещах. Это периодически случается, но быстро проходит. По Италии прекрасно путешествовать, там можно провести отпуск. Но перебираться насовсем – подобной мысли у меня нет. Я не могу так жить – купаться в Средиземном море, есть тонны пасты, запивать вином и ничего не делать. Я должен чем-нибудь заниматься, иначе действительность мне скоро наскучит. Есть прекрасная поговорка: где родился, там и пригодился. Я живу и работаю в России, здесь вырос и получил образование, пою песни на русском языке, это страна сделала меня известным, здесь произошли самые важные события моей жизни, здесь меня любят и ждут. Как можно от этого отказаться? Точно не сейчас.



– Как ваши родители отнеслись к тому, что вы, окончив медицинский институт, не стали работать врачом, а увлеклись шоу-бизнесом?
– С пониманием, и я им очень за это благодарен. То, что я не буду врачом, стало понятно ещё задолго до окончания медицинского института, но я отучился от звонка до звонка. Хотя тратить юность на медицинский институт – такой участи я не пожелаю тем, кто не планирует становиться врачом. Это очень сложно. А спустя три года я стал ещё и вольнослушателем театрального училища, играл в спектаклях, участвовал в молодёжной богемной жизни сибирской столицы. Родители не волновались, но испытали шок, когда я взял академический отпуск и уехал в Америку записывать собственную музыку. Мне был двадцать один год, на дворе 1993-й, поездку в Америку можно было приравнять к полёту на Луну. Я бы своего ребёнка никуда не отпустил. Но родители сделали вид, будто даже глазом не моргнули. Хотя, конечно, очень переживали. А предусмотрительная Тамара Павловна меня ещё, как выяснилось, неплохо подготовила к поездке – это я понял уже в Америке. Тамара Павловна прямо перед отъездом настояла, чтобы я прошёл курсы массажа и получил «бумагу». Этот диплом мне помог выжить и заработать в холодном и не очень гостеприимном Чикаго.

– Будучи студентом, вы жили в Англии и Америке. Как вам помог этот опыт в дальнейшем?
– Это была настоящая школа жизни! (Смеётся.) Естественно, свой приезд туда я представлял совсем не так, на самом деле всё оказалось иначе. И люди пропали, которые обещали помочь, и работы там поначалу не нашлось, и жить было особо негде. Какая там музыка, какое творчество, свести бы концы с концами! В Америке мы с новосибирскими друзьями жили в полукриминальном районе Чикаго, в маленькой комнате втроём, работали в странных местах, лишь бы заработать прожиточный минимум. Потом я вспомнил о дипломе массажиста и стал зарабатывать больше. Полгода провёл таким образом в Америке, но время для музыки всё же нашлось. Записал собственное фортепьянное произведение в Чикагской публичной библиотеке, перенёс его на аудиокассету, размножил и вернулся в Новосибирск с результатом – песней «Предчувствие будущего». Получилось, не зря ездил.

– Как вы поступили во ВГИК, кто был вашим главным учителем в профессии?
– Своим первым и лучшим педагогом я могу считать заслуженную артистку России Любовь Борисовну Борисову, которой уже нет в живых. Именно на её курсе я был вольнослушателем. Туда меня привёл друг детства, актёр Андрей Бутрин. Он живёт в Новосибирске и сейчас преподает в театральной академии. Когда-то мы вместе режиссировали постановки и приглашали на них друзей и не только. Я влюбился в театр навсегда!



– Но теперь-то мечта исполнилась! Вы на большой театральной сцене.
– Да, можно сказать и так. Все эти годы у меня были сложные отношения с театром. После медицинского института и театрального училища приехал в Москву и поступил во ВГИК, несмотря на огромный конкурс. Но не проучился ни дня, потому что сразу предложили контракт с «Хай-фай». Сам Алексей Баталов, который тогда был ректором ВГИКа, отметил меня при поступлении, но судьба распорядилась иначе. Ещё через несколько лет я поступил в ГИТИС, но оттуда меня довольно быстро отчислили, потому что не явился на сессию – был на гастролях, готовился к съёмкам и своему первому сольному «Золотому граммофону». Честно говоря, я уже отчаялся и оставил попытки получить актёрское образование. А примерно год назад преподаватель ГИТИСа и режиссёр Алексей Ожогин, которого я пригласил поработать над моим акустическим концертом в Кремле, увидел, как я работаю, и позвал в спектакль. Так прошлой осенью я дебютировал в спектакле «Семейка Фани» – это семейная комедия по пьесе современного израильского писателя Даниэля Агрона. Там работает невероятный состав актёров-мастодонтов, у каждого из которых есть чему поучиться. Во время репетиций я даже подумал: всё, зачем мне это нужно, у меня другая профессия, пусть играют те, кто действительно обладает необходимым опытом. На самом деле труд актёра очень сложен. Эту профессию ты познаёшь всю жизнь. Но я преодолел этот момент и всё-таки вышел с премьерой на сцену. Начал играть. Мы периодически выступаем со спектаклями в Москве и бываем на гастролях в других городах. Так что всех приглашаю, следите за афишами.

– Бросить вуз ради гастролей – каково это?
– Павел Есенин и Эрик Чантурия мне предложили контракт с «Хай-фай». Я рассудил: одно образование у меня есть, и придётся учиться ещё шесть лет, а здесь – уже работа, уже сцена. Хотя тогда никто не предполагал, что группа «Хай-фай» станет такой успешной. В общем, решение было принято – я подмахнул контракт и уехал на гастроли.

– Говорят, что за десять лет в группе вы не спели самостоятельно ни одной песни.
– Все эти песни, которые люди любят десятилетиями и знают наизусть, – ассоциируются у них со мной. И это главный показатель, который говорит сам за себя. Я уверен, что зрителя не обманешь. Я всегда относился к своей задаче безоглядно и самозабвенно, гордо нёс флаг нашей громкой группы, всегда был максимально и предельно честен. Я эти песни анимировал и для всех одушевлял.

– Какая ваша песня сегодня самая любимая?
– «Завтра будет всё по-другому». Музыку к ней написал Владимир Чинаяев, слова Лары Д’Элиа.



– Вы поёте много лирических песен, а ваша личная жизнь окутана тайной. Какие женские типажи и характеры вас привлекают?
– Я полигамен (многолюб. – Ред.) и не вижу в этом ничего предосудительного. «Умный, красивый мужчина в полном расцвете сил», как говорил Карлсон. А в моём случае ещё и поющий. И живу вдобавок на крыше, и вместо сердца у меня пламенный мотор.

– Вы, наверное, как итальянец, решили не обременять себя семьёй в молодости, ведь они, как известно, создают семью годам к пятидесяти. Или есть другие причины холостой жизни?
– Ну, мы всё-таки не в Италии, но тем не менее… Причины холостой жизни – исключительно в собственном комфорте. Мне так удобней, я всегда был очень независимым, и любая несвобода меня тяготит. Для меня пока абсолютно приемлемый вариант – гостевой брак. Наверно, сейчас кто-нибудь ужаснётся. Возможно, и я со временем поменяю к этому своё отношение. Я вообще за то, чтобы люди были счастливы в своих предпочтениях.

– Ваши любимые места для прогулок?
– Уже давно не секрет, что в Москве я живу на Фрунзенской набережной. На противоположной от меня стороне реки находятся парк Горького и Нескучный сад, где я люблю заниматься кроссфитом. С тех пор как за московские парки серьёзно взялись и привели их в порядок, лучшего места для отдыха и прогулок и искать не надо. Я люблю свой район. А недавно переехал в новый загородный дом в Подмосковье, там рядом настоящий сосновый лес. Прямо перед окном небольшой пруд. Моя собака в восторге, и я тоже.

Митя Фомин– Каким проектом сегодня заняты?
– Этот год для меня юбилейный – двадцать лет на сцене. Мы уже сделали весной один сольный концерт, приуроченный к этой дате. Сейчас готовимся к новому, осеннему. Собираюсь выступить с акустической программой – это мой новый проект. Полностью живой звук, исполняю свои известные и новые песни, и звучат они абсолютно иначе. Мы создали для них новые оригинальные аранжировки, звучание стало более глубоким и интимным. Мы стилизуем сцену под советскую кухню-гостиную, в которую когда-то люди приходили делиться самым сокровенным. Так что приглашаем зрителей на «квартирник». Я много общаюсь, отвечаю на вопросы из зала, вспоминаю о прошлом, мечтаю о будущем, и зрителям всё это нравится. И ещё мы с музыкантами решили записать акустический альбом и прошлой весной выпустили его на виниле – альбом называется «4x4». Мою пластинку можно заказать в самых разных музыкальных магазинах, а к осеннему концерту она выйдет и в цифровом виде.

– Что бы вы посоветовали молодым дарованиям, начинающим творческий путь? Как артисту поверить в себя?
– Все секреты давно открыты. Можно сколько угодно давать советы, но на самом деле нужно просто адски трудиться и быть верным себе. Не стараться кого-то копировать, подстраиваться под моду. Нужно найти свой путь и пахать. Тогда тебя заметят. Кому-то ты понравишься, кому-то, возможно, нет. Ну и что? Вы не пятак, чтобы всем нравиться. Заинтересовывайте собой настоящим.

Расспрашивала
Дарья ПАРЧИНСКАЯ
Фото из личного архива

Опубликовано в №35, сентябрь 2018 года