СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Влад Чижов: Вы не нашли информацию обо мне, потому что я об этом позаботился
Влад Чижов: Вы не нашли информацию обо мне, потому что я об этом позаботился
23.11.2020 17:17
ЧижовПрозвище Решала закрепилось за Владом Чижовым ещё задолго до выхода одноимённой программы на телеканале «Че». Почти всю жизнь Влад помогает тем, кто столкнулся с несправедливостью. Недавно популярный телеведущий стал вести программу «Гражданская оборона» на Первом канале, где вновь учит зрителей, как избежать уловок аферистов и не стать жертвой мошенников.

– Ваши программы бьют рекорды, а вы сегодня – один из самых популярных людей в стране. Многие зрители признаются, что не пропускают ни одного выпуска «Решалы». А чем вы объясняете такой феномен?
– Я не ставлю себе целью, чтобы программа била рекорды, и даже не интересуюсь рейтингами. Просто делаю своё дело. А то, что люди находят выпуски «Решалы» полезными для себя, – хороший результат. Именно этого я и хотел добиться. Моя личная мотивация – уберечь как можно больше жителей нашей страны от проблем и сложных ситуаций. А что касается известности, то на моей жизни она никак не отразилась. Я живу, как жил. Чаще здороваюсь с людьми на улицах – вот, собственно, и все изменения.

– Желание восстановить справедливость, докопаться до правды и защитить обиженного – это главные ценности для русского человека. А как вы думаете, мир вообще устроен справедливо?
– Мир вообще несправедлив. И если существовать с этой мыслью, то лучше вообще не жить. Другой вопрос, как ты к этому относишься. Если всё воспринимать фанатично, то получится русская пословица – заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт. И вообще я бы поставил под сомнение, что главная ценность в жизни человека – докопаться до истины. Это не так. Надо вести себя разумно и взвешенно. И если вы в жизни видите какое-нибудь зло, не стоит сразу бросаться на него с копьями или топорами. Нужно для начала разобраться, почему такое происходит, а потом попытаться решить вопрос. Другое дело – если обижают слабого. Конечно, тут надо вступиться, объяснить, защитить.

– Это же основные принципы христианства. Ваше желание помочь ближнему связано с религиозными убеждениями?
– Вы меня пытаетесь подвести к тому, что я некий фанатик, который хочет докопаться до справедливости, что у меня есть жаркое желание наказать всех злодеев. Нет. Я обычный человек, просто говорю о вещах, которые волнуют всех. Настаиваю, чтобы эта фраза осталась в вашем тексте. Я не имею ни морального права, ни властных полномочий отменить преступный образ жизни. Это попросту невозможно. Если кто-то решил идти криминальным путём – это его выбор. Мы свободная страна. Другой вопрос – на что я имею право? Я могу донести до масс: до тех пор, пока вы платите деньги и живёте в своих иллюзиях, что есть чудо, халява и какие-то подарки судьбы, – мошенники будут существовать. Как только вы станете здравомыслящими людьми с определённой долей критического мышления, кидалы исчезнут как класс, потому что не на ком будет применять их схемы. Вот и всё.

– На вашем официальном сайте предлагается помощь в трудных жизненных ситуациях. Неужели вы сам справляетесь с проблемами? Или же за вами стоит большая команда?
– Идея создать сайт «Влад Чижов. Срочная юридическая помощь» пришла после того, как я начал получать от полутора до трёх тысяч сообщений в день. Я понял: не то что обработать – даже прочитать их в течение дня невозможно. А ведь за каждым посланием стоит судьба человека. И я мог бы как минимум что-нибудь им посоветовать. Взвесив всё это, за свой счёт собрал команду: юристов, адвокатов, специалистов по ЖКХ, автомобильному и трудовому праву. Открыл экспертам доступ к своей почте, чтобы они читали сообщения и давали людям разумные советы. Причём абсолютно бесплатно. Однако если нужно написать заявление, сходить в суд, добиться правды в инстанциях, то вот эти действия юристы выполняют уже за определённые деньги по справедливым расценкам. Скажу сразу, что у меня в интернете больше двухсот клонов. Поэтому я недавно завёл свой официальный «Инстаграм» – vlad_chizhov_official. Он абсолютно реальный. Не ведитесь на другие страницы с моим именем, это небезопасно. К сожалению, мошенники, которые орудуют в сети, вовсе не безобидные люди. Есть такие, кто берёт деньги под видом благотворительности. Или уверяют, что это некий секретный сайт Влада Чижова. Мои якобы «помощники» пишут: «Мы работаем бесплатно, но дайте столько-то тысяч рублей на транспортные и дополнительные расходы». Берут деньги и исчезают. К сожалению, наши граждане слишком наивны, и невозможно всех убедить, что так поступать нельзя. Всё равно люди попадают, платят бабки и жалуются, что их обманули.



– Как вам кажется, наш народ более доверчив и подвержен мошенническим уловкам, или здесь все народы примерно в одинаковом положении?
– Мы – единственная страна в мире, которая объединила десятки национальностей и социальных групп, не проводя захватнических или колониальных войн. И люди, которые влились в эту дружную семью, более-менее сходны по менталитету. Если говорить в мировом контексте, то мы действительно более доверчивы и открыты, в отличие, например, от англосаксов. Связано это с разными аспектами. В частности, с нашей традицией помогать.

– А что можете сказать о вьетнамцах? Вы прожили более пяти лет в их стране. И вообще – почему именно Вьетнам? Действительно ли те годы прошли для вас не зря?
– Я поехал туда с амбициями и большими деньгами. Мне не нужно было думать, чем зарабатывать на хлеб. Я сам обеспечивал рабочими местами десятки, если не сотни людей. Другой вопрос, что я отправился туда за конкретным проектом. За каким – говорить не буду. Но план по не зависящим от меня причинам не реализовался. Это произошло из-за того, что Вьетнам отложил принятие определённых законов, и пропал смысл продолжать мой проект. Но к тому моменту я уже открыл там порядка пяти ресторанов, баров и даже ночной клуб. Всё это не унесёшь в кармане, заведения нужно было либо продавать, либо добиться того, чтобы они отбили вложенные деньги. Поэтому моё пребывание во Вьетнаме затянулось на пять с половиной долгих лет. За это время там у меня сложилось определённое реноме. Тогда во Вьетнаме существовала довольно большая русская диаспора. Особенно много было дауншифтеров, которые кидались словами типа «да у нас дистанционная работа», «да у нас вообще свой доход», «мы приехали сюда кайфовать» – а на деле оказывались в очень сложной ситуации. Через месяц-два у них заканчивались деньги. При этом большинство из них ехало во Вьетнам за дешёвой «синькой», развлечениями и жильём. Но даже «дешёвое» стоит денег. И их нужно где-то брать. Они пытались устраиваться официантами, менеджерами, но поскольку 99 процентов этих людей – бездельники, понятное дело, работали из рук вон плохо. Чтобы добыть средства, нужно было кого-то обманывать. А кого? Азиата? Не получится. Для этого надо знать язык, а его выучить невозможно. Или ты разведёшь американского туриста? Нет, не выйдет. Значит, на ком ты будешь наживаться? На своём родном русскоговорящем туристе. Что для этого нужно сделать? Устроиться в магазин по продаже всякой фигни за большие деньги, впарить соотечественнику говнотовары, говнокремы и говносредства за нехилые бабки. Именно дауншифтеры продавали экскурсии, которым не суждено было состояться, предлагали какие-то ништяки, брали деньги и растворялись. И вот русскоговорящие туристы первыми стали обращаться ко мне за помощью, а я старался их вопросы решить. Причём они находились на отдыхе короткое время – обычно дней четырнадцать. И требовалось всё делать быстро. Собственно, это и стало началом того, что вы сегодня видите на экране.

– То есть ваш герой на экране и Влад Чижов в реальной жизни – это идентичные личности, или всё-таки в жизни вы другой?
– Собственно, проект «Решала» состоялся по одной простой причине. Я не артист и не журналист. Я просто человек, к которому прилепили камеру, и какие-то эпизоды его жизни стали публичными. Именно поэтому программа так выстрелила. Я такой, какой есть. Другой вопрос, что с точки зрения красивой картинки, конечно же, у нас есть определённые режиссёрские методы. Они делают проект зрелищным – реконструкция, монтаж и так далее. Ведь на самом деле работа по отстаиванию прав обманутых людей – это тяжёлые, нудные диалоги, которые неинтересны для телепросмотра. А силовое, неформальное решение вопросов применяется только тогда, когда мошенник непригоден для диалога. Но это, поверьте, большая редкость. Большинство людей, которых припирают аргументами, выполняют то, что ты им говоришь.

– Есть ли проблемы, которые вы не возьмётесь разрешать? И аферы, в которые не хотели бы ввязываться?
– 99 процентов обращений в мой адрес – это неразрешимые проблемы. Только один процент обращений можно отыграть в свою пользу. С чем это связано? Большинство людей по своей наивности и доверчивости отдают деньги мошенникам, которых просто невозможно найти. Это онлайн-воры. Интернет позволяет им оставаться инкогнито. На холодном языке полицейского протокола они фигурируют как «неустановленные лица». Вернуть деньги и докопаться до истины, к сожалению, невозможно. Такие мошенники попадаются исключительно случайно, и берут их обычно пачками.



Вторая категория афер, за которые мы не берёмся, – это когда люди по своей юридической неграмотности подписывают документы, дающие мошенникам все законные права владения их имуществом или деньгами. Мы не беспредельщики, и если злоумышленник имеет юридические основания утверждать «Теперь это моё» – к сожалению, он остаётся неприкосновенным. Что это за случаи? Например, продажа автомобиля по договору рассрочки. То есть людей просто обманули, им отдали только первый взнос, а остальное не заплатили. И санкции для такого случая в договоре не прописаны. Многие на доверии подписывают документы, потому что им пообещали деньги или долю в имуществе. И отыграть эту ситуацию законно нет никакой возможности.

– Мы не смогли найти информацию о том, какую специальность вы имеете, где учились и работали. Однако навыки, которые вы показываете в своих программах, заставляют задуматься о силовых структурах. Вы когда-либо имели к ним отношение?
– Первое. Если вы не нашли, значит, я никому об этом не рассказывал. Настаиваю, чтобы эта фраза была в тексте. Второе. Всё, что есть обо мне в интернете, – выдуманные истории на фоне отсутствия информации. И третье. Я не собираюсь менять свои принципы и рассказывать, где учился, чему учился, кем работал, к каким структурам или ведомствам имел отношение. Это моя личная жизнь, которая останется со мной, и я не намерен в дальнейшем её разглашать.

– Даже о детстве не расскажете? Оно хотя бы было счастливым? Часто ли вам приходилось участвовать в дворовых конфликтах? Надеюсь, вы выходили из них победителем.
– О своём детстве скажу буквально три фразы. Фраза номер один: у меня было детство. Фраза номер два: как все нормальные дворовые, уличные пацаны, мы отстаивали место под солнцем. Не мы такие, время такое было. И третье: я не спортсмен, чтобы фиксировать, сколько раз дал по зубам, а сколько раз влетело мне, поэтому не вижу смысла это обсуждать.

– Судя по программам, вам до сих пор нередко приходится давать по зубам и вообще попадать в опасные ситуации. Ваши родные наверняка тревожатся за вас?
– Реже смотрите телевизор!



– Люди вас благодарят за оказанную помощь? Какой подарок запомнился больше всего?
– Я живу по принципу «делай добро и кидай его в воду». А если мы начинаем его коллекционировать, возводить в рейтинги, чертить график добра, совершённого за месяц, и вычленять особо выдающиеся случаи – это станет не добром, а услугой. Я стараюсь уходить от всех моментов, когда меня могут отблагодарить какими-либо подарками.

– Недавно наступил новый этап в вашей жизни – работа на Первом канале. Насколько изменилась ваша жизнь после устройства на главный канал страны?
– Я не замечаю в своей жизни серьёзных перемен. Другой вопрос, что работа на Первом канале – это точечное участие в судьбе конкретных людей. Тут нет никаких сценариев, режиссёрских находок и искусства монтажа. Здесь есть раненые судьбы, оборванные жизни, несправедливость, обман и жестокость. И вот в этом дерьме приходится копаться. За то время, пока мы снимаем «Гражданскую оборону», уже возбуждено несколько уголовных дел против негодяев. Выделялись квартиры тем, кого государство несправедливо обошло своим вниманием из-за халатности или чёрствости некоторых чиновников. Была восстановлена справедливость там, где кто-то из сотрудников ЖКХ решил, что он местный князёк и ему можно всё. За это он больно получил газеткой по носу. Были случаи, когда мы давали шанс невинно осуждённым восстановить свою честь. Это, конечно, тяжелейшая нагрузка на мою душу, ведь всё приходится пропускать лично через себя. Я объехал всю страну. Летаю по четыре дня в неделю по разным городам, захожу в кабинеты чиновников и разбираюсь с теми, кто допустил или по чьей вине допущена несправедливость.

Это по большей части оперативная работа. Встречи с людьми, которые замешаны в конфликте. Всё делается быстро, как при хирургической операции. Приехали, обработали информацию, встретились с потерпевшим, выяснили суть проблемы, приехали к негодяям, вступили с ними в диалог, выяснили причину и начали решать вопрос. У меня не гастрольный тур, а тяжелейшая оперативная работа.

– Вы часто помогаете людям, особенно в регионах, своими деньгами?
– Даю ли я деньги людям, которые в них нуждаются? Да. Иногда такая помощь, небольшая с точки зрения жителя столицы, для провинциала оказывается очень значимой. Доводилось одной несчастной старушке купить целый дом в селе. По московским меркам это ерунда, всего-навсего шестьдесят тысяч рублей. Но для бабушки это просто новая жизнь. Потратить деньги на одежду для подростка из малообеспеченной семьи, подкинуть некую сумму на продукты людям, которые воспитывают пятерых детей, – ребята, это же так нормально! Это же по-человечески. Чего об этом говорить? Разве вы сами в аптеке не видели старушку, которая высчитывала копеечки, чтобы купить лекарство? Я такое наблюдал – и в аптеке, и в магазине. И всегда говорю продавцу: «Не берите с неё денег, я оплачу». И так делают многие. Я хочу, чтобы так поступало ещё больше людей.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА
Фото из личного архива

Опубликовано в №46, ноябрь 2020 года