СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Авраам Руссо: Я больше русский, чем многие здесь живущие
Авраам Руссо: Я больше русский, чем многие здесь живущие
05.12.2011 01:00
Авраам РуссоПевец Авраам Руссо считает себя человеком мира. Он часто выступает с концертами в России, однако его семья – жена Морелла и маленькая дочь Мими (Эмануэлла) – живут в Америке. И там же, в Нью-Йорке, он открыл свой ресторан со средиземноморской кухней под названием «Небеса». Певец частый гость в Египте – в Каире он записывает альбом на арабском языке. А на днях в Киеве состоялись съёмки нового клипа на песню «Красное и чёрное». Эту балладу композитора Виктора Дробыша Авраам Руссо исполняет вместе с молодой украинской певицей Натальей Валевской.

– Авраам, вы и ваши песни очень популярны в нашей стране, особенно у женщин.
– Я начал выступать на российской эстраде в 2001 году и за шесть лет выпустил немало хитов. С первым – «Далеко-далеко» я уже мог гастролировать по городам и весям, потом мы пели дуэтом вместе с певицей и актрисой Кристиной Орбакайте. Песни «Любовь, которой больше нет» и «Просто любить тебя» благодаря хорошему сочетанию наших голосов и талантливым клипам вскоре стали известны и любимы зрителями. Кстати, до сих пор меня спрашивают, каким был бюджет клипа «Просто любить тебя», причём не только в России, но и на Западе! Но чтобы выйти на новый уровень, мне нужен был не просто хит, а настоящая «бомба». И такой «бомбой» стала песня «Знаю, опять я тебя потеряю», которая пятнадцать недель возглавляла хит-парады страны.

– Сейчас на нашей эстраде немало юных звёзд, которые, едва вспыхнув, быстро исчезают с небосклона. Как вы думаете, чего им не хватает?
– Чтобы хорошо выступать, даже очень талантливые молодые певцы должны иметь соответствующее образование. В течение нескольких лет я брал частные уроки вокала у русской оперной певицы. Она поставила мне голос и научила им пользоваться – я могу петь как в эстрадной, так и классической манере. Недавно в Москве в Концертном зале имени Чайковского я в классической манере исполнял романс Виктора Дробыша «Я не люблю вас и люблю». Мой педагог также объяснила мне, как беречь и сохранять голос. Если бы не этот навык, разве бы я мог петь вживую двести пятьдесят концертов в год? Исполнитель, который не умеет пользоваться голосом или неправильно поёт, получает чрезмерную нагрузку на связки. Из-за этого ему приходится отменять концерты. Начинающим певцам необходимо найти свою аудиторию, занять определённую нишу. Не менее важно не подхватить звёздную болезнь и избежать различных соблазнов, например не пристраститься к спиртному.

– В чём, на ваш взгляд, секрет успеха на эстраде?
– Успех не бывает случайным, чтобы его добиться, надо много работать, в этом мире для ленивых места нет. Господь говорит: старайся, чтобы Я старался вместе с тобой. До приезда в Россию я двенадцать лет пел по всему миру. Кроме того, чтобы быть успешным, артисту необходимы хорошие узнаваемые песни, без них он никому не нужен, перед ним закрыты все двери. Каким бы уникальным голосом и потрясающими внешними данными певец ни обладал, как бы себя ни украшал, без хитов его слушать не будут.

Авраам Руссо– Трудно было вам, иностранцу, строить свою карьеру в нашей стране?
– Вначале мне было тяжело жить в России, потому что я не знал русского языка. Но потом потихонечку адаптировался и, слава богу, с успехом преодолел языковой барьер. Это очень важно. Многие иностранцы живут здесь по двадцать лет, а говорят по-русски так, словно у них во рту по два персика. Самое сложное для иностранца – понять вашу культуру. Если американец приедет во Францию, он через месяц примет французские правила и традиции – есть какие-то точки соприкосновения. Верно и обратное: француз, приехавший в США, довольно быстро адаптируется в Америке. В России всё иначе! Пока ты здесь не живёшь, русский менталитет для тебя непостижим. Нужно потратить немало сил и времени, чтобы почувствовать и полюбить русскую культуру. Для меня главным было понять ваш юмор. (Улыбается.)

– Почему?
– Потому что если ты начал смеяться над анекдотами, то перестал быть гостем, что со мной и случилось. Как говорится, был чужим, а стал своим.

– Несколько лет назад на вас было совершено покушение, после которого вы покинули Россию и уехали в Америку.
– Я прожил в России одиннадцать лет. И хотя до этого много работал в разных странах, никогда столь долго не жил в одном месте. Здесь я процветал, тут были мой дом и семья – мама и беременная жена, и все мои планы были связаны с Россией. Но, к сожалению, мы живём не в раю – после того как расстреляли мою машину, всё изменилось. В один день я собрал вещи и вместе с семьёй улетел в США. Врачи говорили мне, что я могу потерять ногу и больше не буду ходить. Я прошёл через серьёзное испытание. Возможно, другой на моём месте после случившегося не вернулся бы в Россию, а я вернулся. Наверное, кто-то скажет, что жизнь дороже искусства. Но в Америке я тосковал по России, которая значит для меня больше, чем любая другая страна, – она стала для меня родной. Я больше русский, чем многие живущие здесь, и мой акцент не мешает мне быть россиянином.



– Чем вы занимались в Америке?
– Я записал диск «Воскрешение» на английском языке в стиле духовных песнопений госпел. Этот альбом – моя благодарность Богу за то, что я выжил, что могу петь. Главную песню «Воскрешение», переведённую на русский язык, я исполняю на своих концертах в России. И случается, что, услышав её, зрители плачут.

– В своих выступлениях вы часто обращаетесь к Богу. Я читала, что часть детства вы провели в монастыре. Это правда?
– Я из религиозной семьи, поэтому дважды жил в монастырях. Вначале в католическом – обители ордена францисканцев в Сирии. Затем в Ливане, в городе Бкефтин, в закрытом мужском православном монастыре. Я – православный человек, но не побоялся бы отдать своих детей учиться в школы при католических монастырях, потому что там дают хорошее образование.

– Мне казалась, что жизнь в монастыре тяжела, сурова и аскетична.
– Это представление верно лишь отчасти. Да, в нашей обители в Бкефтине была жёсткая дисциплина, и два раза в неделю мы соблюдали посты. Однако жизнь в монастыре помогает выбрать правильный путь – духовный опыт, который ты там получаешь, несравним с опытом светской жизни. Часто в своих делах, прежде чем совершить какой-либо шаг, я спрашиваю себя: это против воли Господа или Он мог бы одобрить мой поступок? Ведь чем ты ближе к Богу, тем тебе теплее. Если же над тобой нет руки Господа, ты в любой момент подвергаешься опасности.
Наша обитель в Ливане располагалась в горах, и небо было совсем близко. В монастыре был замечательный сад, где в изобилии росли фрукты и овощи. Монахи были профессиональными садовниками, они с удовольствием занимались выращиванием плодов, а нам, детям, было запрещено трогать фрукты и овощи руками. Не говоря уже о том, чтобы сорвать их с ветки или грядки и съесть. Хотя мы не раз пробовали это сделать. Для монахов овощи были такой важной и ценной вещью, и мы с ребятами даже шутили, что их огурцы и помидоры священны. Часть овощей из нашей обители отправляли в городской храм для церковных служителей, другая использовалась для внутренних нужд. А ещё в саду выращивали хурму – до чего же вкусный фрукт! Хурму нам давали раз в неделю. И раз в месяц делали пиццу, которую я ждал с нетерпением.

– Ваша жена Морелла вместе с вами выступала на сцене. Собираетесь записывать с ней новые дуэты?
– Пока нет. Сейчас Морелла занимается воспитанием нашей дочери Эмануэллы. Кроме того, жена помогает мне вести дела, и на ней же – наш ресторан. А поскольку мы строим дом в окрестностях Нью-Йорка, то Морелла изучает литературу по дизайну, чтобы лучшие идеи воплотить в нашем доме.

– Наверное, у вашей дочери, как и у вас, есть тяга к музыке?
– Да, с Мими занимаются педагоги по вокалу и хореографии. Думаю, у дочки определённо есть потенциал. У неё две свои песни – «Серафина – ангел мой» и «Танец-бомба». И недавно на вокальном конкурсе в Нью-Йорке она заняла первое место в категории «дети четырёх лет».

– На каком языке вы разговариваете с дочкой?
– На русском и английском. Для меня очень важно, чтобы Мими знала русский язык, с ней специально занимается преподаватель. Кстати, на моём концерте в «Крокус Сити Холл» Эмануэлла исполняла песню «Серафина – ангел мой» на русском языке.

– С кем вы советуетесь, когда нужно принять важные решения? Кто является для вас авторитетом?
– Моя мама. Она очень мудрая и религиозная женщина, она знает все псалмы, молитвы, Ветхий Завет и Новый Завет. Моя мама – святой человек, и я советуюсь с ней по любому вопросу.

Авраам Руссо– В ротации на радио сейчас находятся восемнадцать ваших песен, и среди них абсолютно новые: «Не моя», «Я рядом», «Нежная и грешная». На эти песни были сняты очень интересные клипы.
– Мне приятно, что новые композиции понравились и полюбились слушателям. Что касается клипов, то у каждого своя история. Например, ролик на песню «Я рядом» мы снимали в Голливуде с американскими режиссёрами. Возникла идея сделать маленький фильм по мотивам арабских сказок «Тысячи и одной ночи», с использованием спецэффектов и компьютерных технологий. На волшебном ковре-самолёте я путешествую во времени и пространстве. А клип «Не моя» снимался в Дании, в Копенгагене, на фоне старинного замка, и моей партнёршей была модель из Норвегии.

– Вы необычно и экстравагантно одеваетесь, смело сочетаете в одежде яркие цвета: розовый – с синим, жёлтый – с чёрным. И при этом всегда выглядите элегантно и стильно. Кто подбирает вам гардероб?
– Я сам выбираю себе одежду. Мне нравятся костюмы известных модельеров Жана-Поля Готье, Кельвина Кляйна, модного дома «Кристиан Диор». Я считаю, что артист всегда должен быть хорошо одет – это часть его имиджа.

– Часто образ, который звезда создаёт на сцене, отличается от реального характера. Как считаете, известный человек может позволить себе определённые слабости или, напротив, ему нужно соответствовать своему имиджу?
– Звёзды являются кумирами множества людей, их копируют, им подражают тысячи поклонников. Поэтому настоящий артист, в каком бы плохом настроении он ни находился, никогда не должен вести себя по-хамски, чтобы не быть плохим примером для зрителей.

– Что главное для певца?
– Успех и признание. Впрочем, как и в любом бизнесе.

Расспрашивала
Наталия ГРИГОРЬЕВА