СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Владимир Пресняков-младший: Я даже не думал, что возникнут такие сложности
Владимир Пресняков-младший: Я даже не думал, что возникнут такие сложности
01.11.2015 23:13
Владимир Пресняков-младшийС Владимиром Пресняковым-младшим мы встретились на киностудии «Мосфильм», где певец вместе со старшим сыном Никитой участвует в озвучивании российско-китайского анимационного фильма «Крякнутые каникулы». Голосами Пресняковых заговорили две утки-мандаринки – кстати, по сценарию тоже отец и сын. Для Владимира этот год насыщен важными событиями. В июне супруга Наталья Подольская подарила ему сына, которого назвали Артемием. Семья переехала из квартиры в большой загородный особняк. А совсем недавно Владимир Пресняков сменил Николая Носкова в кресле судьи на проекте «Главная сцена» телеканала «Россия». Мы решили поговорить с артистом обо всём сразу: о мультфильме и других проектах, о музыке, сыновьях, об отношениях в семье. Владимир Пресняков был в прекрасном расположении духа и с удовольствием отвечал на все наши вопросы.

– Вы только что вышли из звукозаписывающей студии, где озвучивали своего героя – утку-императора Пенгли. Нравится такая работа?
– Очень! Я с головой окунулся в эту историю, придумал забавные интонации и даже сделал причёску, как у моего героя. Меня очень сближает с ним то, что моего «сына» Ника озвучивает сын Никита. Герой на него похож не только внешне – тоже рыженький, – у них даже мимика совпадает, улыбки, взгляды, жесты.

– Удивительно!
– Но есть один момент, в котором мы с моим героем полностью расходимся: он император, а я и власть – абсолютно несовместимые вещи. У нас дома никакой диктатуры, всё строится на дружбе, и меня в этом мультфильме больше вдохновляет не статус императора, а отношения моего героя с сыном, потому что они действительно очень похожи на наши с Никитой. И вот что я вам скажу: быть папой – это большое счастье!

– А раньше вас приглашали озвучивать мультики?
– Нет, ни разу, это мой первый опыт. Всё произошло спонтанно, позвонил мой друг Федя Фомин и спросил: «Не хочешь попробовать себя в новом проекте?» Я согласился и сразу же влез во всё это с головой. Моментально появилось огромное количество идей для озвучения. Потом продюсер «Крякнутых каникул» Рубен Атоян в шутку сказал мне, что я со своим энтузиазмом мог бы озвучить всех героев сам.

– Чем же вас так привлёк проект?
– Это один из немногих российских мультфильмов (хотя он, конечно, совместный с Китаем, но всё же больше наш), который стоит посмотреть, – там настолько всё вкусно! Я жду не дождусь, когда моему сыну Тёме исполнится год, чтобы показать ему этот мультфильм. Там есть и азиатская эстетика – а я когда-то увлекался китайской философией, и она мне близка. Но дело даже не в этом. Там показан такой мир, в который хочется попасть – и в нём остаться. Хотя, если честно, меня уже надо из этого мира вытаскивать.

– Почему вы так говорите?
– Ну вот буквально вчера был случай: после озвучки сажусь в машину, еду. И тут звонит любимая жена. Я начинаю с ней говорить голосом, который придумал специально для мультфильма: «Привет! Как там Тёма?» Она даже испугалась – подумала, что со мной что-то случилось. Спрашивает тревожно: «Что с твоим голосом?» Пришлось успокаивать, объяснять, что я сейчас живу в этом мультике и воспринимаю жизнь как анимационный фильм.

– А у вас есть любимый мультперсонаж?
– У меня с детства был любимый персонаж – Винни-Пух. А теперь вот – новый герой, любимый утка-император Пенгли.

– Сын Никита уже снялся в нескольких полнометражных фильмах. А вам никогда не хотелось попробовать силы в художественном кино?
– Когда-то поступали предложения сняться, но я отказывался. Не считаю себя актёром, это всё-таки немного другая история, нужно иметь определённые навыки плюс созреть для этого морально. Я пока не готов.



– Вам ещё долго озвучивать утку-императора?
– Лет десять!.. А если серьёзно – осталось всего несколько смен.

– Наверное, это непросто – озвучивать мультгероя, ведь надо передавать голосом и эмоции героя, то есть в каком-то смысле проживать его судьбу.
– Да, всё верно. Мы в процессе работы смеёмся и даже плачем иногда. В хорошем смысле – потому что бывают довольно сентиментальные моменты.

– Насколько я знаю, вы и музыку к фильму подбирали.
– Да. Я случайно нашёл заглавную композицию к этому мультфильму. Нужна интересная мелодия, а у меня такая как раз была на примете. Когда-то Олег Аверин, гениальный белорусский человек, который писал «Песнярам», подарил мне композицию, и она – как те же «Аэропорты» – лежала несколько лет в столе, а на сегодняшний день стала моей любимой. Называется «Я в облака взлетал». Русскую версию в этом мультфильме спою я, а английскую – скорее всего, Никита.

– Над чем работаете сейчас?
– Продолжаю выступать с концертами, занимаюсь студийной работой. А теперь ещё появилось новое дело, весьма ответственное: сижу в жюри проекта «Главная сцена» телеканала «Россия». Это для меня тоже ново и необычно, примерно как озвучивание мультфильма.

– Без колебаний согласились сесть в жюри «Главной сцены»?
– Да, сразу согласился. Я даже не думал, что там возникнут такие сложности. Когда начинаются поединки, одному из участников нужно сказать «нет», а это очень тяжело, потому что оба достойны друг друга. Но приходится делать выбор. Мы даже пытались изменить формат, чтобы уйти от тяжёлого решения, но это оказалось невозможно: всё-таки у нас конкурс, а в нём должны быть победитель и проигравший. И если в других подобных музыкальных проектах сразу видно, что один артист слабее, а другой сильнее, то тут сталкиваются два очень сильных соперника. Никогда себе не прощу, что нам пришлось сказать «нет» одной девочке, Анне Мушак. Она из Белоруссии, часто выступает на концертах у Елены Ваенги, поёт просто волшебно! Её поставили в пару с девушкой, которая делает это ничуть не хуже. Мы в жюри разделились два на два и сильно мучились перед тем, как принять окончательное решение. Единственное, что меня успокаивает, – у Ани уже есть своё поле деятельности, она способна стать известной, она уже узнаваема. К тому же белорусская певица – не новичок в подобных конкурсах, ранее ей покорился «Славянский Базар» в Витебске, она успешно выступила на отборочном туре конкурса «Евровидение-2008», заняв седьмое место. У неё больше шансов стать известной, и только поэтому она ушла из проекта. Но меня наше решение до сих пор тяготит. Может быть, постараюсь что-нибудь придумать, чтобы вернуть её в проект.

– Конкурсантом «Главной сцены» стал и ваш сын Никита. А его как будете судить?
– Точнее сказать, в проект попала его группа «Малтивёрс». И, к счастью, это произошло ещё до того, как я пришёл в жюри. А как буду судить? Постараюсь быть честным и объективным. И потом, кроме меня есть ещё трое судей, так что, если ошибусь, будет кому поправить.

– Вы как-то говорили, что у вас с Никитой возникают споры по поводу музыкальных предпочтений.
– А как без этого? Мы же оба взрослые люди, выросшие в разное время, с разными музыкальными вкусами. И это абсолютно нормально, так даже интереснее. Ты шире смотришь на исполнителей, различные музыкальные течения и по совету сына можешь послушать то, на что раньше даже не взглянул бы. Конечно, я болею и переживаю за Никиту, это же мой сын! Бывает, всей семьёй собираемся перед телевизором, смотрим его выступления. Я очень им горжусь, и мне многое нравится из того, что он делал, когда, например, участвовал в шоу «Точь-в-точь». Хотя его самого там не всё устраивало, но опыт приобрёл колоссальный!

– Дуэтом не планируете петь?
– Это вряд ли, хотя у нас бывают совместные концерты. Мы с ним записали один дуэт – «Сердце пленных не берёт», и пока следует сделать паузу. Никите надо установиться на своей платформе, он хочет играть собственную музыку, при этом предпочитает альтернативную, довольно тяжёлую. Он должен себя найти и показать, что действительно достоин того, чтобы его знали и любили.

– Никита уже много раз давал интервью разным изданиям, и почти всегда его спрашивали о звёздных родителях, об именитых бабушках и дедушке. Ему не обидно, что журналистов семейные подробности интересуют больше, чем он сам и его творчество?
– Да, есть такое. Ему не обидно, а скорее тяжело, но это будет преследовать его всю жизнь – как и меня.

– А вы-то как справились?
– Просто с самого начала надо для себя решить, как к этому будешь относиться. Ты можешь повернуть это в свою пользу, а можешь наоборот. Я повернул в свою. Я не слушал, что говорят обо мне за спиной. А вот сын, к сожалению, всё это слушает, следит за обсуждениями в социальных сетях. Но ведь там встречается много всяких «гоблинов», которым только и надо, что спровоцировать скандал. Никита пока не совсем понимает, что с этим делать, а нужно просто абстрагироваться! Но беда в том, что Никита – очень тонкий человек, а тут нужно быть каменной стеной, гранитом. И спокойно делать то, что делаешь. Но он пробьётся, если захочет.

– Как вам удаётся всё это совмещать: маленький ребёнок, мультфильм, «Главная сцена»?
– Мне нравится быть таким занятым, я всё успеваю. Люблю задействовать себя полностью, чтобы была расписана каждая минута. И очень страдаю, если больше трёх дней ничего не делаю. Правда, иногда действительно чувствуешь, что перегрузился.

Владимир Пресняков-младший– Как тогда спасаетесь?
– Мне достаточно прийти домой, взглянуть на Тёмку – и всю усталость как рукой снимает! Какой бы ты ни был перегруженный, моментально всё проходит. Его улыбочка исцеляет от всего, как и улыбка Наташи. Всё проходит, очищаешься, появляются новые силы. Это – уникальная вещь, просто мегакосмос какой-то!

– А есть разница: быть отцом в юном возрасте и сейчас?
– Мне много раз задавали этот вопрос, и я клянусь, что не вижу разницы. Конечно, появилось больше ответственности, ты иначе относишься ко многим вещам. Уже не станешь бросаться с головой в какую-нибудь авантюру, экстрим – например, не пойдёшь прыгать с парашютом или как-то иначе рисковать жизнью. Ведь ты можешь при этом пострадать, а на тебе – большая ответственность: дом, двое сыновей, жена, семья, ты уже не принадлежишь себе. И скажу вам, мне это очень нравится.

– Есть уже какие-нибудь мысли о том, кем станет Артемий, когда вырастет? Я понимаю, что он ещё совсем маленький. Но загадывать-то уже можно.
– Да что тут думать, что загадывать? Музыкантом, конечно! Это уже генетическая тема, от неё не уйдёшь. Когда Никитон в самом начале своего профессионального роста стал актёром, мы очень удивились. Но потом он всё равно пришёл к музыке: поёт, сочиняет песни, и никуда от этого не деться.

– Ваша мама говорила, что как только у неё родится внук – сразу бросит курить. Сдержала слово?
– Нет. Обманщица, курит втихаря! Ничто её уже не исправит. И я тоже давал такое слово и тоже его не сдержал, хотя теперь намного реже беру сигареты.

– Вы с вашими родителями, женой, сыном – большая музыкальная семья. Часто советуетесь с близкими, скажем, по выбору репертуара?
– Мы очень деликатно общаемся на эту тему, каждый боится навредить другому своим советом. Например, отец мне никогда ничего не советовал – просто он меня учил сразу, с пелёнок, показывая хорошую музыку. Если хочешь, чтобы твой ребёнок вырос не только воспитанным, но ещё и одухотворённым человеком, ему сразу после рождения надо давать слушать хорошую музыку: классику, джаз, гитарные композиции.

– Но сейчас это всё легкодоступно.
– Да, но у нас распространён довольно узкий формат: многим людям нравится музыка, которая не заставляет задумываться.

– А вы Тёме уже ставите хорошие композиции?
– Конечно, у нас по всему дому стоят динамики. Часто ставлю ему джазового певца Нэта Кинга Коула или спокойную, расслабляющую музыку. Рок ему слушать пока рановато.

– Колыбельные поёте?
– Да, и ему это очень нравится!

– И какая у Тёмы сейчас самая любимая?
– Та, о которой я вам говорил, – «Я в облака взлетал». Как только её слышит – тут же начинается смеяться.

– Никита часто видится с младшим братом?
– Не так часто, как всем нам хотелось бы. Никита – уже взрослый, самостоятельный человек, у него много работы, выступлений. Но когда выдаётся свободное время, приезжает, часто – со своей девушкой. Они с братом радуются друг другу, а я очень рад тому, что у Никиты теперь есть брат. И чем-то они очень похожи.

– Вы разделяете с Натальей обязанности по дому?
– Адекватным людям не надо ничего делить и постоянно говорить: принести то, сделай это. Я сам вижу, что нужно, и всё делаю без лишних просьб и напоминаний. У нас никогда не возникало никаких споров или разногласий на эту тему. А вообще мы к быту относимся очень осторожно, потому что иногда он убивает любовь, а мы не дадим этому случиться. К счастью, за десять с лишним лет совместной жизни быт нас так и не затянул.

– У вас недавно состоялся маленький юбилей: пятилетие свадьбы. Как отмечали?
– О, отмечали мы прекрасно: сын родился как раз на пятилетие, прямо в годовщину! Это и был самый главный подарок, причём специально не подгадывали – само получилось.

– А вы всё ещё устраиваете супруге романтические вечера?
– Конечно! Ну, или просто приятные сюрпризы. Например, могу написать любовные записки и разложить их по дому. Уеду по делам, а Наташа их потом находит. Это же приятно. И совсем не обязательно ждать вечера или какой-то особенной даты, специального повода. Ну и, конечно, путешествуем вместе – уезжаем в дальние края, где красиво и тепло, где каждый вечер – романтический.

Владимир Пресняков-младший– Неужели никогда не ссоритесь?
– Почему? Ссоримся, как все нормальные люди. Ни в одной семье не бывает без шероховатостей. Но мы стараемся всё переводить в шутку. Посмеялись – и как будто и не было ничего. Считайте это нашим рецептом счастливой семейной жизни.

– Вы уже много лет дружите с Леонидом Агутиным. Кажется, в нашем шоу-бизнесе редки такие дружественные союзы.
– Нет, не редки. Просто мы с ним на виду. Мы с Лёней – родственные души. Они с Анжеликой встречали нас из роддома, подарили мне бильярд в наш новый дом. Когда встречаются две таких родственных души, получается вот что: в какой-то момент начинаешь догадываться, что он тебе сейчас скажет, – а он знает, что я скажу в ответ. Настолько мы чувствуем друг друга. Лёня больше, чем просто друг.

– У вас в социальных сетях много старых фотографий. Был период ностальгии?
– Он и сейчас продолжается.

– С чем это связано?
– А я вам скажу: это возникает, когда лень снимать что-то новое. Порылся в своих архивах, нашёл прекрасную фотографию, выставил её – и сразу же несколько тысяч человек ставят «нравится». Это приятно.

– Насколько трепетно вы относитесь к таким снимкам?
– Я вообще трепетно отношусь к своим родителям, своему прошлому. Всё, что сделано, – было верным, значит, так и надо было сделать. Я ни о чём не жалею, всё это – моё прошлое. А живу сегодняшним днём. И будущим.

– И чего ждёте от будущего?
– Много всего хорошего.

– Желаю вам, чтобы эти ожидания сбылись.
– Спасибо!

Расспрашивала
Валерия ХВАЩЕВСКАЯ
Фото Вадима Тараканова, PhotoXPress.ru

Опубликовано в №43, ноябрь 2015 года