СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Владислав Лисовец: Из меня получился бы отрицательный персонаж, которого в конце убьют
Владислав Лисовец: Из меня получился бы отрицательный персонаж, которого в конце убьют
30.11.2015 16:31
Владислав ЛисовецВладислав Лисовец – яркий, неординарный человек. С самого детства у него насыщенная и разнообразная жизнь: занимался музыкой, хореографией, окончил балетную школу, в старших классах увлёкся парикмахерским искусством, имеет диплом психолога. Сегодня Лисовец – признанный знаток моды, успешный теле- и радиоведущий, дизайнер, владелец сети салонов красоты.

– Владислав, ваша мастерская называется очень скромно: «Парикмахерская контора». Многие ваши коллеги подражают западной моде, у них – «салоны», «офисы», а у вас вдруг – «контора». Как возникло такое название?
– Во-первых, я родом из Советского Союза. Во-вторых, мне никогда не было интересно быть как все. Слово «контора» ассоциируется с местом, где скучно и обыденно, а у меня, наоборот, всё ярко и необычно и, кстати, по-европейски. Название запоминается и выделяется на общем фоне. В ближайшее время планирую развивать своё дело.

– Вы сказали, что родом из Советского Союза. А можно подробнее – где родились?
– Чтобы узнать историю нашей семьи, я летал в Америку, где живёт родная сестра дедушки по отцовской линии. Она рассказала, что у них была большая семья, все дети получили образование: два брата стали музыкантами, один – адвокатом. В общем, были уважаемыми людьми в украинском городе Конотопе. Что касается маминой линии, я понял, почему мечтал походить на своего дедушку Ивана. Раньше никак не мог уяснить, откуда у него эти богемность, сдержанность, почему он интересовался географией, историей?.. Меня привлекала огромная карта мира на стене, которую он изучал. Казалось бы, откуда у железнодорожного стрелочника такие интересы? И выяснилось, что они с бабушкой – из раскулаченных семей. Уехали, чтобы обеспечить себя, и оказались в Баку, где я родился и вырос.

– Сейчас на телевидении много передач, где людей моют, стригут, переодевают, красят. Вы стали ведущим на канале «Ю», теперь и у вас своя программа – «Самая прекрасная женщина». Конкуренцию ощущаете?
– Моя программа не о переодеваниях, она об изменении внутреннего мира человека, поэтому я и согласился её вести. Чисто внешнее преображение – уже скучно, от этого все устали. Мы рассказываем о том, как побороть внутренние проблемы, приблизиться к своей цели и мечте – стать прекрасной. Даже когда я вёл программу на телеканале «Домашний», где переодевал женщин, моя передача всё равно не была похожа на остальные, в ней было больше души. В передаче участвовали пышные женщины, которым никто не помогал. Ведь все уделяют больше внимания стандартным формам, а я взялся за самых «сложных» дам, и в моей программе было больше моды. У телевидения свои законы, но мне шли на уступки, и в программе появлялись женщины, одетые не просто хорошо, а по-настоящему модно.

Новая программа «Самая прекрасная женщина» предполагает, что героиня будет честна с собой. Считаю, что красивее честности ничего нет.

– Но у женщины должны быть свои тайны…
– Так она пришла на проект как раз для того, чтобы честно ответить на все вопросы!

Владислав Лисовец– Однажды вы сказали, что красота скрывается в изъянах. Можете пояснить эту мысль?
– Для меня самые красивые люди – те, у кого не совсем правильные формы губ, носа, глаза разного цвета, не идеальное представление о жизни. То есть и мышление должно отличать их от других. Как правило, за такой внешностью скрывается внутреннее обаяние – в этом для меня и есть красота. А всё идеальное быстро надоедает, к этому привыкаешь, за ним неинтересно наблюдать.

– А как вообще сейчас выглядят наши женщины?
– Сегодня модно говорить, что у нас всё хорошо, что мы лучшие. Но мне скучно смотреть на наших дам! Бог наградил их теплотой, мягкостью, нежностью – эти качества присущи только славянским женщинам. К сожалению, они не пытаются развивать свой стиль, меняться, быть смелее, а идут по простому пути – одеваются так, чтобы быть как все. Женщины в России живут прошлым, это серьёзная проблема. Я смотрю на них и понимаю, что попал в восьмидесятые или девяностые годы. Наши женщины боятся измениться! Они одеваются в пуховики и носят причёски, как в сериале «Санта-Барбара». И ещё – золотые цепочки, серёжки, колечки… Тем не менее в Москве есть какой-то прогресс, а в других городах большинство женщин пока наряжаются «искусственно».

– Но что может заменить золото? Ведь бижутерия – признак дешевизны.
– Вы сами ответили на свой вопрос: у нас либо дёшево, либо дорого. Шубы, золото, платина… Люди должны понять, что нельзя делить вещи на дорогие и дешёвые. Нужно задумываться, изысканно ли это выглядит, элегантно ли смотрится. Бижутерия молодит любую женщину, а золото взрослит. Вдобавок наши дамы сильно красятся и носят объёмные причёски.

– Влад, а каким был ваш путь к успеху?
– Я всю жизнь занимался тем, что украшал пространство дома, подсказывал родным и друзьям, что с чем следует носить. Мама, видя эту тягу к прекрасному, отдала меня в балетную школу. Там я понял, что великим танцовщиком не стану, и ушёл в свободное плаванье: продолжил развивать то, что привлекало больше всего, – вышивал на рубашках. В общем, всё время занимался созданием красоты.

– Откуда в вас это?
– Так сразу и не скажешь. Например, мой папа работал железнодорожником, но ходил на службу в бордовом пиджаке, и это был не тот пиджак из девяностых, а такой, какие носили в семидесятые, – несколько другого оттенка и иного кроя. К нему он надевал шоколадного цвета галстук и выглядел очень элегантно. Мама тоже всегда серьёзно относилась к своему внешнему виду, сама шила себе вещи. Поэтому и нас с братом одевала не просто ярко, а по-особенному. По мнению тех, кто нас знал, мы выглядели как западные дети. Куртки и шапочки были не как у всех. Думаю, это не могло не сказаться.

– А чем занимается ваш брат?
– По молодости он стремился выглядеть хорошо, но время всё изменило. Трудные девяностые сделали своё дело – он вернулся из армии и сейчас работает водителем. Но ему это нравится.

– Как вы учились в школе?
– Я – абсолютный двоечник, причём до сих пор за это расплачиваюсь. Когда для съёмки нужно выучить текст наизусть, даётся мне это невероятно тяжело. В школе хорошо учился только по тем предметам, где нравились преподаватели, – например, учительница французского. Она была красивой, интеллигентной, никогда никого не ругала – я старался ей понравиться. Так что по её предмету у меня была четвёрка; в других же случаях вообще ничего не учил. Мама меня ругала, говорила, что вырасту оболтусом, но я убеждал её, что мне это не пригодится. Так и вышло. Впрочем, моя первая профессия была связана с химией: парикмахер должен правильно смешивать компоненты для окрашивания волос.

– А как вам удалось завоевать доверие у такого количества капризных звёзд?
– Никогда себя никому не предлагал, хотя для бизнеса это неправильное поведение. Но тогда я не рассматривал свою профессию как бизнес, стремился получить от работы удовольствие, выстраивал рабочий процесс и отношения с людьми, исходя из уважения к ним и личного опыта. А дальше получился эффект цыганской почты: после работы над клипом группы «Агата Кристи» обо мне заговорили.

– Ну вы же как-то попали, что называется, в тусовку?
– Случайно. Меня посоветовала приятельница, с её подачи я в первый раз оказался на телевидении; в Москве жил всего-то чуть больше года. У меня впервые взяли интервью, я был очень горд тем, что спокойно чувствовал себя перед камерой. Мне сказали, что у меня хорошее телевизионное будущее, но я тогда думал о профессии стилиста. Позже телевидение само ко мне пришло.

– Мода – это ваша жизнь?
– Главное, что я пытаюсь сделать, – открыть в людях глубину. Многим для этого нужна внешняя оболочка, и здесь я готов помогать. Сегодня одежда и мода не имеют для меня большого значения. Когда тебе двадцать семь, ты можешь задумываться, что надеть и где это купить, но сейчас для меня это не столь важно. Во всех своих программах я пытался дать женщинам, которых переодевал, чувство уверенности, показать, что завтра всё будет хорошо.

Владислав Лисовец– Сегодня часто слышишь, что Владислав Лисовец – ещё и общественный деятель. А чем именно вы занимаетесь?
– Большую часть времени я общаюсь с людьми, а у людей, в свою очередь, есть желание получать от меня советы. Имея опыт, я могу что-то подсказать, объяснить или успокоить, разложить ситуацию по полочкам, тем более что у меня образование психолога.

Общественным деятелем меня называют потому, что я уже долгое время занимаюсь благотворительностью. На мой взгляд, неважно, сколько у человека денег, он обязан делать добро. У меня есть возможность не только помогать словом и делом, но и оказывать финансовую помощь. Знаете, когда работаешь для себя и в итоге добиваешься желаемого, возникает вопрос: что дальше? Мне всегда было интересно вдохновлять людей. Я – пример того, что, родившись в простой семье железнодорожников, в коммуналке, можно приехать в большой город, состояться без чьей-либо помощи и получить всё, о чём мечтал с детства. Я часто подробно рассказываю о своём пути, со всеми деталями, начиная с момента, когда плакал в ванной комнате, оттого что было холодно и чувствовал себя никому не нужным. Сейчас буду читать лекции на эту тему. Я открыт людям, и мне приятно быть для них интересным. Их удивляет, что в нашем мире ещё существует искренность. Я знаю, как выжить, и готов этим делиться с другими. В будущем собираюсь помогать талантливой творческой молодёжи, чтобы они имели возможность приехать в Москву и развиваться.

Сейчас хочу организовать акцию: я сделал ряд фотографий на телефон и решил устроить маленькую выставку, где буду продавать эти снимки. Однажды в приюте для домашних животных увидел, как живут наши меньшие братья, – условия в общем нормальные, но могли бы быть и лучше. Собрав деньги, хочу перечислить их этому приюту. И ещё готов помочь какому-нибудь подростку, оплатить его образование. У нас ведь все помогают больным людям, но почти никто – здоровым. Я же помогаю здоровым – это мой принцип, потому что здоровый образованный человек вырастет и станет помогать больным.

Кроме того, я четыре года помогал органистам. Орган – редчайший инструмент. На мои средства музыканты каждый год выезжали в Бельгию и Голландию на мастер-классы и международные конкурсы. Я хочу, чтобы в России играл орган, – уверен, музыка в силах вылечить огромное количество душ.

– Вы говорили о приюте для домашних животных, а я слышала, что у вас дома живёт кошка. И здесь, в салоне, – простите, в конторе – есть кот, о котором ходят легенды.
– Кошка у меня живёт давно, а «салонный» кот – он волшебный, не устаю о нём говорить. Он реально делает добрые дела: у наших сотрудников за два года родилось девять детей! Я этого кота нашёл на помойке, теперь он ухоженный и живёт здесь. Его кличка Бандит, он хулиганистый, может украсть котлету из холодильника, который, кстати, научился открывать сам.

– Общение с котом, выполняющим желания, – за отдельную плату?
– Нет, его гладят бесплатно. Наверное, в прошлой жизни Бандит был человеком-магом; у него разноцветные глаза: один голубой, другой жёлтый. Уверен, что в моей жизни он появился неслучайно.

– А сами за собой не замечали подобных способностей?
– Как-то улетал в Париж, проходил паспортный контроль. Служащая в аэропорту берёт мой паспорт и вдруг говорит: «Этого не может быть!» Я растерялся – подумал, проблемы с документом. И тут она поясняет: «Час назад во время пересменки мы пили кофе, и я сказала девочкам: вот было бы круто, если бы сейчас через меня прошёл Лисовец. Прошёл час – и вы стоите передо мной!» Говорю ей: «Это потому, что мысль материальна». Я сам очень проницательный и иногда предсказываю.

Владислав Лисовец– Москва сейчас преобразилась. Где любите бывать?
– Да везде! Город стал невероятно красивым. Каждый вечер гуляю по два часа, обхожу пешком весь центр. В тёплое время почти перестал передвигаться на машине, только на велосипеде или мопеде. Наконец нам показали, какой должна быть столица, сняв все рекламные щиты и прочие вывески. Москва для меня – один из лучших городов в мире. Многие жалуются, что она становится всё менее удобной для автомобилистов, что я, со своей стороны, считаю правильным. Имея две машины и живя в центре, я испытываю те же неудобства, что и другие автовладельцы, но центр предназначен для прогулок. А автовладелец должен иметь возможность запарковаться в районе Садового кольца и дальше пойти пешком.

– Чем увлекаетесь помимо работы?
– Очень люблю фотографировать. Удобно, что в современных телефонах отличная камера и что существует «Инстаграм». Для меня фотография – самое большое увлечение, но ещё важно, чтобы в ней содержался некий посыл. Впрочем, несмотря на то что отношусь к этому делу серьёзно, не считаю себя фотографом. Я иду по улице и снимаю прохожих, птиц в небе, какие-то жизненные ситуации: в объектив можно поймать то, чего не увидишь в обычной жизни.

– Владислав, у вас есть небольшой опыт работы в кино. Как сегодня складываются ваши отношения с важнейшим из искусств?
– Очень бы хотел поработать в кино! Честно говоря, сыграть хочется отрицательного персонажа, которого в конце убьют. Безусловно, во мне есть отрицательная сторона, и всё это было бы интересно отразить в характере вымышленного героя. Я – винтажный, все друзья говорят, что я родился не в своё время.

– Владислав, чего бы вы сами себе пожелали?
– Хочется просыпаться счастливым, а это зависит только от меня. Желаю себе больше общения с разными людьми, оно меня вдохновляет. Ведь, несмотря на то что все меня считают сильным человеком, я тоже нуждаюсь в поддержке и тепле.

Расспрашивала
Элина БОГАЛЕЙША
Фото: Из личного архива

Опубликовано в №47, ноябрь 2015 года