Три по четыре
26.12.2011 00:00
Записки приёмной мамы. Год спустя

Три по четыреВ 2010 году «Моя Семья» опубликовала серию рассказов Лары Аллиндайл «Записки приёмной мамы». «У нас с мужем одна девочка-студентка и три мальчика-ровесника трёхлетнего возраста. «Три по три», как я их иногда называю», – писала Лара. Саша – долгожданный сын Лары. Двоих мальчиков – Андрюшу и Ромочку – Лара с мужем усыновили, в буквальном смысле подарив им жизнь, потому что малыши, от которых отказались родители, имели массу сложных диагнозов и просто погибали без материнской любви и заботы.
В канун Нового года мы попросили Лару рассказать продолжение этой истории. Как спустя год поживают её сыновья, теперь уже «три по четыре»?


За время, прошедшее с последних публикаций, я получила много писем. Очень рада, что у нас столько неравнодушных людей (конечно, их намного больше, чем написавших), что люди не собираются мириться с количеством сирот в нашей стране, и многие после откровенных публикаций в «Моей Семье» приняли детей в свои семьи. Люди писали, что газета дала им моральную поддержку и уверенность, что они справятся.
А я расскажу вам о нас.
Мы продолжаем всё менять в нашей жизни. Сейчас выпал прекрасный момент, год или два, когда мы с мужем свободны от работы и хотим просто жить и растить своих детей. Переехали в Болгарию, справляемся сами, без нянь. Мальчики подросли, поумнели, организовались и сплотились, и, скажу по секрету, кажется, трое для нас – не предел.
Последней каплей перед переездом стало то, что у Андрея обнаружили элементы ДЦП. Диагноз поставил районный врач, у которого мы консультировались по месту жительства в Подмосковье. Андрюша очень тяжело и долго выправлялся, по капле, по каким-то крохам было заметно, что есть положительная динамика. ДЦП нам прояснило и особенности развития ребёнка: почему он начал ходить почти в два с половиной года без видимых повреждений тела и при довольно приличной картине исследования головного мозга.
Детям вообще хорошо у воды, да и я всю свою жизнь мечтала «пожить на море». Мы посмотрели на карту побережья, пристрастно оценили все страны, и по сумме баллов победила Болгария. Для жизни с детьми выбрали Варну, потому что именно в ней есть сочетание всех достижений цивилизации и прелести морского курорта. Здесь низкие, болгарские, цены, а не московские, как в местах скопления туристов. Здесь есть полезная при нашем лечебном профиле бальнеология и спасительные горячие источники. На источниках плохо ходящий Андрюша стал прыгать, и на одной и на обеих ножках. Саша плавает, как морской царь, люди приходят смотреть, как четырёхлетний мальчик сам переплывает бассейн, без спасательных нарукавников или круга. А Рома… Рома общается.

В принципе Ромка – Артист, и сразу видно, из Великих. Даёт представления везде и всем. Мы живём в самом центре, у центральной площади с фонтанами, и каждое утро на ней происходит маленькое представление – Артист идёт на занятия.
– Девушка, – кричат мне из магазина, – а как зовут вашего сына? Он у вас необыкновенный, он наш Друг!
Конечно, это Рома. Кто у меня ещё всем друг? Саша застенчивый, будет стоять возле девушки и строить глазки, пыхтеть от смущения. Андрюша пока ещё учится самым простым вещам, ему не до людей. А вот Роме нужны зрители.
– Привет, – он поймал благожелательный взгляд прохожей. – А ты на работу идёшь?
– На работу, – улыбается она.
– А тебе туда тоже не хочется?
Ромка артист комедийный. Каждая его реплика – почти реприза, люди не могут сдержать смех и восхищение. На улице его то и дело подхватывают на руки детолюбивые болгары: «Привет, Роман, – с ударением на «о», – это я, твой друг, как дела?» Для меня это отличительная особенность Болгарии, мужчины действительно очень много общаются с детьми, со своими и просто со знакомыми.
Ромка без акцента говорит по-болгарски. В четыре года он хорошо понимает английский, бегло говорит по-болгарски и очень душевно рассуждает по-русски. Дома мы нередко называем его «Абрамовичем» – не только потому, что он Роман, но и потому, что у маленького искалеченного природой мальчика было столько же шансов стать усыновлённым, сколько у Романа Аркадьевича, оставшегося в детстве без родителей, стать олигархом и губернатором Чукотки. Глаза у Ромки всё время горят огнём и юмором.
Для своего возраста Ромка очень маленький, в нём всего 90 сантиметров, у него длинные руки и большая голова. Я часто перехватываю озабоченные взгляды других родителей на явно больного Ромку. И он же – человек, чей дух парит над любым несовершенством тела, он весь какое-то торжество красоты, любви и жизни. Кто у меня может гулять несколько часов и ни разу не пожаловаться на усталость, не попроситься на ручки? Рома! У которого так сильно искривлены ступни, что ни одну он не может целиком поставить на пол. Ромка герой, бытовой ежедневный герой. Люди включаются, как лампочки, от Роминого взгляда и улыбки, он живёт радостно, счастливо, напоказ и через край. Он выливает, выплёскивает себя на людей, он любит жизнь так, как нам бы всем её любить.
За прошлый год Ромка почти не вырос, и нейрохирург отпустил его ещё на год «просто пожить, операция пока не нужна». Ромка живёт очень талантливо. Он моё счастье, моя радость, моя гордость и моя постоянная тревога.

Саша и Рома увлекаются динозаврами, разбирают их по видам и детёнышам. При этом Рома любит себя пугать, берёт самых страшных и зубастых динозавров, а Саша предпочитает травоядных. Ромка большой специалист по белым акулам и китам-убийцам, до дыр засмотрел все «морские» передачи Би-би-си.
Саша любит дружелюбные детские фильмы и вообще – сам такой большой плюшевый медвежонок. Любит братиков, Андрюшу явно побольше, чем Рому. Андрюша не делает никому гадостей и ничего ни у кого не отнимает. Ромка любит исподтишка забрать что-то ценное для другого братика и послушать, как тот рыдает. Ромка большой манипулятор и будущий начальник. Он не просто отнимает – он отслеживает реакции. «Если взять тихонько чужое, а потом отдать – никакой благодарности. Если дать своё, будет благодарность, но своё очень жалко. Выход прост – отнять у одного братика и дать другому» – вот такие эксперименты ставит Ромка. Андрюша хотел бы жить со всеми в мире, всё честно поделив, как и Саша. А вот Роме всегда хочется чего-то большего.
Совершенно случайно мы узнали, что в Варне проживает двоюродная сестра моих мальчиков, десятилетняя Соня. Сонечка искренне полюбила братиков и с удовольствием играет и общается со всеми тремя. Хотя, конечно, больше всех с Ромой. Для него умница и красавица Соня – это то что надо, он всё время добивается её внимания. «Соня, ты красотка!» – заявил ей Рома в первый же день. Двое других мальчиков смотрят на него с восхищением: во даёт! Они так не могут. Но, я думаю, у него и научатся. Они вообще всё время чему-то учатся друг у друга, причём всегда побеждает правильное, здоровое поведение.

В августе к нам приехала на месяц дочь Юля, студентка. Её внимание очень льстит мальчикам, у которых одна Соня на троих, и ту всё время «прихватизирует» Рома. Юля больше всех любит Сашу, но старательно делит своё внимание на всех троих. Сердится, что Рома не слушается, а тот заходится в своих провокациях, в интригах и обещаниях, которые и не думает выполнять. Саша же очень трепетно любит Юлю, он её маленький рыцарь.
Саша очень глубокий и вдумчивый мальчик, ранимый и ответственный, только к четырём годам заговорил небольшими предложениями из трёх-четырёх слов. Непонятно, что с его речью, но в Варне мы лечимся по методу доктора Томатиса и развиваемся во всех возможных центрах. Как приятно, что тут такие низкие цены! На многие занятия Саша ходит вместе с Андрюшей. Саше вредит двуязычие в семье (муж Лары британский подданный. – Ред.), и похожесть болгарского и русского языков сбивает его с толку. Если вы ему что-то дадите, то услышите сразу «спасибо», «тэнк ю» и «благодаря» – на трёх языках.
Вполне возможно, что Саша станет спортсменом, он очень мощный и настойчивый, удивительно талантливо плавает. Абсолютно не боится воды, правильно рассчитывает расстояния и свои силы. В Варне Саша берёт уроки плавания, ему здесь очень-очень нравится. Каждое утро он говорит папе «пойдём купаться». Папа тоже плавает очень хорошо, а я только учусь.

Диагноз «аутизм» Андрюше сняли ещё в Москве, но он говорит хуже и меньше Саши. Каждый день занимаемся с ним по великолепным «карточкам Домана» на ди-ви-ди лаборатории Маниченко, и Саша обожает эти занятия. Андрюшке в плане лечения достаётся больше всех, он очень нуждается в ежедневных гимнастиках, фонетических зарядках, упражнениях на мелкую моторику, массажах сразу после горячего целебного источника, плавании и солнечных ваннах. Андрюша очень старается, но пока в свои четыре года он развит на два. Иногда, видимо, что-то щёлкает в мозгах, и Андрей ведёт себя как большой мальчик или удивляет своей понятливостью и сообразительностью. Уже видно, что по большому счёту ребёнок нормален, нам нужно только время. Слышала много историй, что дети и без активных занятий хорошо развивались, но я боюсь упустить такое благодарное время. В целом восстановление идёт медленно – ребёнку всегда нужно дать время «дозреть», просто спокойно пожить и усвоить то, чему его научили.
Андрюша – любимец, синеглазый красавец, во всех лечебных инстанциях он пересекается с несколькими русскими парами, уехавшими на пенсии за долголетием и лучшим климатом в Болгарию. Их с Андрюшей оздоровительный профиль совпадает, они встречаются достаточно часто, успели подружиться. Андрей очень доверчив, дружелюбен, он легко идёт на руки к чужим людям, может уйти куда угодно и с кем угодно. Меня это пугает, хотя в Болгарии очень низкий уровень преступности.
Юлечка очень скучает по маме, и мне без неё очень трудно долго жить. Летаю в Москву с небольшой периодичностью, чтобы просто побыть неделю с дочкой. Со мной ездит и кто-то из мальчиков. Самый свободный и любящий путешествия – это Рома. У него нет никаких курсов лечений, до операции он нуждается только в поддерживающих медикаментах.

Мы с мужем довольны жизнью, у нас растут прекрасные пацанчики, хотим до школы подержать их на море. Болгария замечательная страна для детей, нуждающихся в абилитации, я каждый день вижу успехи моих сыновей, моих красивых, славных, самых лучших в мире мальчиков.
В семье мы проскочили много сложностей из-за того, что мальчиков трое. Не успели порефлексировать на тему «кого мы любим больше» или «правда ли, что приёмные дети становятся родными». Нам было просто некогда.
Первое время мне было достаточно сложно всем сердцем любить Андрюшу, потому что он, как и предупреждали в доме ребёнка, «не отвечал». Причём не отвечал именно мне, а вот папе Андрюша нёс все свои достижения и заботы, как мог, так и пытался объяснить. Если вы год заботитесь о ребёнке, а тёплого, эмоционального ответа нет, то надо просто продолжать трудиться. «Человеку положено трудиться, но не положено завершить труды свои».
Через полтора года Андрюша повторял за мной по одному слову: «ма-ма», «ма-я», «ю-бит», «ме-ня». И уже бежал с улыбкой и протянутыми ручками: «Мама! Мама моя!» – и тянулся ко мне губами, сложенными для поцелуя.
Я часто вспоминаю, какой он был, мой Андрюша, как няни крестились и плакали, глядя на него. Как плакала я сама, увозя его из детского дома: «Господи, мы его, конечно, берём, но только не оставь нас, помоги нам». И сейчас, через два года я могу сказать, что Андрюша «отошёл» и развивается нормально, только как будто бы не было первых двух лет в его жизни, как будто он и родился только два года назад. Иногда такое бывает, что брошенные дети как бы «консервируются», не нужные никому, перестают развиваться и, если не попадут в семью, умирают. Дома у Андрюши в правильном порядке активизировались «заснувшие» рефлексы, сейчас он вполне пристойно ест, но не всё может прожевать, у него слабая нижняя челюсть. Но уже может откусить кусочек котлетки с хлебом и не давиться.
Прогресс и положительная динамика!

Мне часто пишут, что взяли бы на воспитание детей, если бы не боязнь в будущем, что материальное положение ухудшится и некому будет помочь. Я подскажу насчёт денег, чтобы все знали.
Нам выплачивают пособия, 12 тысяч рублей на каждого усыновлённого ребёнка до его 18 лет. Это средняя зарплата в Варне, на эти деньги может прожить семья, а не только один ребёнок. Усыновил в Москве – получаешь эти деньги, где бы ты с ребёнком ни жил. Если вы москвичи, то можете взять ребёнка под опеку откуда угодно, затем усыновить в Москве и получать это пособие. Если вы не москвичи, то надо сразу усыновлять в Москве и оформлять это пособие. И жить, не боясь, что в чёрный день вам не на что будет кормить детей. Рассчитывать, конечно, надо на себя, но очень важно иметь такую поддержку. В Подмосковье тоже выплачивают деньги усыновлённым, 10 тысяч рублей с условием небольшого контроля за семьёй.
Так радостно, что наши дети растут, радуют родителей, проявляют свои таланты, раскрывают свои личности, получают и дарят любовь. А это возможно только в семье. Людям не всегда было легко на этом пути. Я получила много писем о конфликтах с органами опеки и могу подсказать, что направление на знакомство с ребёнком можно получить, например, в двух местах в Москве: в Региональном банке у метро «Шаболовская», а также в Министерстве образования Московской области у метро «Полянка». Ещё в Москве по адресу улица Тверская, 11 находится Федеральный оператор Государственного банка данных, который тоже может дать вам направление. Очередь там только на подбор ребёнка, а если вы себе приглядели кого-то на сайте www.usynovite.ru, то вам выдадут направление без очереди.
И наоборот, если что-то не получается с региональными операторами, можно обратиться напрямую в органы опеки. Обращаться всегда надо письменно, тогда вам ответят по закону или же вы сможете обжаловать незаконные действия. Устные отказы, обманы, заблуждения обжалованию не подлежат.
Я с удовольствием пообщаюсь со всеми, кто захочет принять детей в семью или подлечить их в Болгарии, а может, и поселиться тут, пожить на море. Не бойтесь перемен, исполняйте ваши мечты.

С Новым годом, дорогие мамы, папы, бабушки, дедушки, мальчики и девочки! Здоровья вам, любви вашим семьям и достатка в вашем доме!

Лара АЛЛИНДАЙЛ
( 41 Голоса )