СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема Ольга Будина: Я не знаю, сумеете ли вы в точности передать этот наш разговор
Ольга Будина: Я не знаю, сумеете ли вы в точности передать этот наш разговор
05.09.2016 17:32
БудинаСкажу сразу: она сильно отличается от многих знакомых мне звёзд. И дело даже не в затворническом образе жизни, который она ведёт последние годы, предпочитая тишину и уединение светским тусовкам. Для актрисы Ольги Будиной сегодня внутренний мир гораздо важнее внешнего. Работая над собой, она с каждым днём делает всё большие успехи в духовной карьере. Звезда фильмов «Граница. Таёжный роман», «Идиот», «Жена Сталина», «Московская сага», «Империя под ударом», «Саломея», «Дневник его жены», «Земский доктор» рассказала о том, как относится к религии, почему не боится долгих пауз между ролями и зачем ездила в таинственный город-обсерваторию Аркаим.

– Ольга, в одном из интервью вы описали своё детство в ярко-красных тонах. Почему выбрали именно такой цвет, а не нежно-розовый, например?
– Детство – это такая пора, когда можно всё попробовать, проявить себя. Я была очень активным ребёнком, можно сказать, сорванцом. И поэтому для меня детство, конечно же, окрашено в насыщенно-красные цвета. Сколько себя помню маленькой – всегда яркие впечатления. Например, лежу я на каком-то лугу и надо мной склонилась мама. Её лицо на фоне облаков… Вот, пожалуй, самое нежное воспоминание детства. Помню, как привезли из роддома младшего брата. И мама сказала, что теперь я в семье самая главная. Ну, это уже никакой не розовый цвет, это, конечно же, ярко-красный, потому что я стала главной в семье! У нас разница с братом – пять лет. Первый год его жизни тоже помню очень хорошо. Я была ему нянькой. А мои первые выступления в детском саду, первые режиссёрские постановки!.. К нам в гости часто приходили друзья родителей с детьми. Пока длилось застолье взрослых, мы уединялись в соседней комнате, и я ставила спектакли. Когда трапеза подходила к концу, мы объявляли себя артистами погорелого театра и начинали концерт. Это могло быть чтение стихов, какие-то фокусы, песни. В общем, так выглядели мои первые режиссёрские опусы. Мне кажется, очень важно, какие воспоминания остаются у тебя из детства. Если добрые, радостные, нежные –Â  хорошо, потому что энергия этих воспоминаний потом будет питать тебя всю жизнь. И печально, если память фиксирует какой-то негатив. Это накладывает отрицательный отпечаток на дальнейшую судьбу. Если вдруг у кого-то остались грустные воспоминания из детства, их нужно просто забыть, как будто ничего и не было. Мне кажется, что в жизни нужно культивировать только то, что приносит радость. Это положительная, солнечная энергия. Она даёт возможность двигаться дальше, побеждать, дарить счастье себе и окружающим.

Будина– Но не так-то просто без посторонней помощи избавиться от негатива, который накапливается с годами. Не всем это дано.
– Мне, наверное, повезло. Я умею забывать всё плохое. Это счастливая черта. Но сейчас многое открыто для нас. Столько знаний лежит на поверхности. И если не получается самостоятельно побороть негатив, то можно обратиться за помощью к разным практикам. Например, к йоге или рэйки. Над собой нужно работать. Причём кропотливее и тщательнее, чем над карьерными вопросами. Сама я к карьере отношусь очень спокойно. Конечно, играя роль, полностью в неё вкладываюсь и стараюсь сделать как можно лучше. Но если по какой-то причине я не снимаюсь, то не расстраиваюсь и не жалуюсь на судьбу, потому что паузы – это самое ценное, что есть у человека. Это значит, что пришло время подумать о себе, о своей жизни. Порой люди искусства настолько отдают себя зрителям, что у них не остаётся времени на себя. Такого не должно быть. Поэтому я очень ценю свои паузы и даже пытаюсь продлить их всеми возможными способами. Мне нравится просто жить и познавать мир. Возможно, это любопытство во мне сильнее, чем даже тяга к тайнам моей профессии. Скажу крамольную вещь: прежде всего мы люди, а уже потом – носители своих профессий. И я в этом искренне убеждена.

– Мне всё чаще и чаще встречаются личности, которые что-то поняли в этой жизни. Как вам кажется, просветлённых действительно с каждым днём становится больше? С чем это связано?
– Совершенно верно! Я считаю, что мы живём в удивительное, волшебное время, когда всё обнажается. Если человек злой, высокомерный, жадный, его негативные качества проявляются ещё сильнее. То, о чём он раньше думал, сейчас начинает говорить вслух. Ярчайший пример – политики. В интернете ходят разные фразы наших руководителей, которые неожиданно проговариваются, и вдруг мы понимаем, кто же они на самом деле. То же самое происходит и с другими людьми – светлыми, добрыми личностями. Вдруг они перестают стесняться своей доброты, своей искренности и начинают говорить об этом вслух. Сейчас время удивительных энергий. И мы, пребывая в нём, можем менять свою реальность в любую сторону. Достаточно о чём-то очень сосредоточенно подумать, очень ярко себе это представить, и через какое-то время всё воплотится в жизнь. Главное – не испытывать чувства страха, разочарования, обиды, раздражения. Эти эмоции сразу начинают «зеркалить» в окружающих людях. То есть твой негатив перекидывается на других и тут же возвращается обратно, только в удвоенном количестве. Чем больше мы делаем глубоких вдохов и выдохов, тем дольше нам обеспечена гарантия радости, покоя и ощущения внутреннего счастья.

– Но как сохранить ощущение покоя и счастья, когда в парикмахерской вам сжигают химией шикарную шевелюру? Научите! С вами такое однажды случилось.
– В этом нет ничего страшного. Любой человек имеет право на ошибку. Прости его и иди дальше.

– Да, но волосы-то уже не вернёшь!
– Да, волосы уже не вернёшь. Но лучше махнуть рукой и сказать: «Ну ничего. Значит, стану ходить с короткой стрижкой. Испытаю совершенно новые ощущения. Прикольно». Ваша реакция находится в вашей власти. Можно обидеться, можно почувствовать раздражение, гнев, злость. Что принесёт это другому человеку? Ничего. Что принесёт это вам? Негатив и энергетическое разрушение.

– Какой религии вы придерживаетесь?
– Религия радикально отличается от веры. Ибо религия – это вторичное понятие, это лишь свод человеческих представлений об устройстве мира. Поэтому я не являюсь поклонницей ни одной из религий. Я считаю, что в наше время, когда открыто много информации, нам, русским людям, нужно обратить внимание на изучение своей культуры, которая на протяжении многих веков была нам неведома. И то, что сейчас пишут в школьных учебниках, – всё неправда. Врут религии, врут учёные, врут политики. Мы в действительности всю свою жизнь прожили во лжи, которую насаждали люди, преследующие собственные интересы. И сейчас нужно подвергнуть всё это сомнению, начать самостоятельно изучать свою родную культуру.

alt

Я приведу только один пример. Это открытый двадцать девять лет назад древний город-обсерватория Аркаим в Челябинской области, который на сегодняшний день является самым старым городом на планете. Об этом месте имеют представление и американцы, и европейцы, для них это не новость. Но многие наши соотечественники не знают об этом древнем поселении, которое старше египетских пирамид. А было бы неплохо изучить, как и чем здесь жили люди.

– Вы уже изучили этот вопрос? Сами бывали в Аркаиме?
– Да, я была в Аркаиме. Это крутое ощущение – чувствовать, что ты родился на земле, которая является праматерью всех городов. Испытала огромную гордость. Но в интернете я читаю много разных высказываний относительно того, что это всё бред и неправда. И очень печально, что так говорят русские люди. То есть сами отрицают своё прошлое. Причём это делают учёные, академики, профессора. Вместо ожидаемой гордости я встречаю неверие и обвинения в ереси! Но сегодня Аркаим уже сам решает, кому нравиться, а кому нет, кому внушать веру, а кому нет. Так вот, помимо гордости за это место я испытала ещё и огромное разочарование, потому что многие считают возможным оставлять там банки, окурки, бутылки и так далее. Я была очень расстроена, видя всё это. Наши предки оставили после себя самую совершенную природную обсерваторию. А что же оставляем мы? Окурки и пустые бутылки?



– Ольга, хотелось бы поговорить немного о вашей личной жизни.
– Но об этом вы можете прочитать в других моих интервью. А то, что я вам рассказываю сейчас, звучит впервые.

– Есть выражение, что мудрыми не рождаются, мудрыми становятся. Как было в вашем случае? В каком возрасте вы стали мудрой? И что послужило тому причиной? Может, встретили своего учителя?
– У меня, к сожалению, пока нет учителя. А может, он мне и не нужен. Сегодня мы можем учиться у кого и у чего угодно, сами себе выбираем наставников. Можно учиться у росы, у солнечного луча, у камня, можно учиться у реки, как это делал Сиддхартха Гаутама. Говорят, мудрыми не рождаются, а становятся. Я думаю, что бывает по-разному. Если человек способен слышать свою душу, тогда у него есть определённый внутренний камертон. Мы все совершаем нехорошие поступки. Вопрос в том, как мы к ним потом относимся. Осознаём ли, что это плохо и больше так поступать не следует, или же говорим: «Ничего страшного, многие так делают». Или ещё хуже: едим себя поедом за проступок и наносим большой урон своему организму. Всё зависит от нашей реакции на случившееся, от того, какие выводы мы делаем. Это и есть внутренняя эволюция. И если человек к концу жизни бодр, здоров, красив лицом невзирая на то, что тело уже давно увяло, значит, он правильно прожил свою жизнь. Ведь есть же такая поговорка: с возрастом мы своё лицо либо теряем, либо приобретаем.



– Вы верите в предопределённость судьбы? В некий путь, который каждому из нас уготован заранее? Или же человек сам создаёт свою судьбу?
– Безусловно, мы рождаемся для того, чтобы выполнить своё предназначение. Вот по поводу профессии я не уверена. Думаю, что тут каждый решает сам, какой путь выбрать. Профессия – это инструмент, с помощью которого мы выражаем свой внутренний мир. Ну, к примеру, кинорежиссёр снимает фильмы. Это язык, на котором он разговаривает с миром. Когда тебе есть что сказать, ты выражаешь это при помощи музыкального инструмента, кисти, киноплёнки или сцены. Если твоё мировоззрение созвучно многим людям, ты становишься известным. Но это всего лишь инструмент. И от нашей усидчивости и стремления зависит то, насколько филигранно мы научимся владеть этим инструментом. А смысл нашего существования заключается не в профессии, а в том, что мы сообщаем миру с помощью нашей профессии.

– Вам удаётся на сто процентов высказаться с помощью профессии актёра?
– Смотря с чем сравнивать. Вот, к примеру, я сейчас разговариваю с вами, и, на мой взгляд, точно формулирую всё, что чувствую. Но когда интервью опубликуют, я не знаю, сможет ли оно в точности передать наш с вами разговор. То же самое можно сказать о любом спектакле, концерте, фильме. Это всегда вмешательство ещё и других людей. Ты не можешь высказаться на сто процентов, если не являешься великим художником, который никому не позволяет вмешиваться в его творчество. Таким, к примеру, был Чарльз Чаплин – и режиссёр, и актёр, и композитор, и монтажёр, и продюсер своих фильмов. Чаплинское кино невозможно без Чаплина. И он на сто процентов выражал то, что хотел. Во всех других случаях происходят большие потери.

Будина– Ваша профессия предполагает вечеринки, регулярные выходы в свет. Вы избегаете всего этого. Почему?
– Актёры практически никогда не остаются одни, потому что они либо в кадре, либо вне кадра, но мыслями всё равно на съёмочной площадке. Паузы, когда ты можешь побыть наедине с собой, очень коротки. Я не могу подолгу жить в таком режиме, мне нужно уединение. Не одиночество, а именно уединение. Поэтому мне ближе, если хотите, затворнический образ жизни. Нужно отдыхать от людей вне профессии.

– У вас как-то всё просто и понятно. Наверное, нужны годы, чтобы прийти к такому мироощущению. Может, дадите несколько советов тем, кто тщетно пытается выйти из депрессии или хочет простить, но не может?
– Нужно помнить, что каждый человек имеет право на ошибку. Давайте оставлять это право даже тем, кто сделал нам больно. Пускай они нас обидели. Но любые негативные эмоции, отравляют в первую очередь наше существование. Если вы сейчас пребываете в унынии, безверии, обиде, раздражении – проживите эту эмоцию до конца. Не нужно от неё отмахиваться, просто скажите себе: «Сегодня я позволю себе пару часов или даже целый день находиться в этом состоянии обиды и раздражения. Но завтра проснусь другим человеком». Желательно в этот момент быть дома одному, чтобы не транслировать свой негатив на других. Проживите эту эмоцию, признайте, что вас очень сильно колбасит. Но потом задайте себе вопрос: «А что мне это даёт?» Тут уже должен включиться инстинкт самовыживания. Если ты понимаешь, что такое состояние не прибавляет тебе радости в жизни, зачем тогда вообще нужна эта эмоция? Например, тобой движет желание мести. Ну утрёшь ты кому-то нос, и что дальше? Разве от этого ты станешь лучше? Нет. Я думаю, если человек будет честно отвечать себе на подобные вопросы, он многое поймёт. К примеру, зачем покупать два сервиза и заказывать пять блюд в ресторане? Для счастья достаточно совсем немногого. Когда ты увидел солнечный луч, или когда рядом с тобой есть человек, которому интересно, какой сон тебе приснился, или когда ты реализовал свой замысел, или когда помог незнакомой старушке деньгами и ни перед кем не похвастал, когда ты в радостном спокойствии живёшь здесь, и сейчас, и всегда, – это и есть счастье.

Расспрашивала
Нина МИЛОВИДОВА
Фото: Из личного архива

Опубликовано в №35, сентябрь 2016 года