СВЕЖИЙ НОМЕР ТОЛЬКО В МОЕЙ СЕМЬЕ Богема «Уральские пельмени» заедают все неприятности салатом оливье
«Уральские пельмени» заедают все неприятности салатом оливье
14.11.2011 17:48
Сергей НетиевскийСергей Нетиевский – руководитель шоу «Уральские пельмени». Трудно было ожидать, что выходец из КВН сумеет пробиться через особенности российского шоу-бизнеса. Однако «Пельмени» сегодня – один из самых успешных проектов. О том, что такое юмор выше плеч, творческие «тёрки» и формула юмора, Сергей рассказал корреспонденту «Моей Семьи».

– Сергей, ваша сфера деятельности, юмор, – занятие творческое. Однако образование у вас техническое – факультет технологии машиностроения Уральского политехнического института. Интересно, какой у вас всё же склад ума – вы физик или лирик?
– Склад ума у меня технический, я с детства увлекался мотоциклами. Свой любимый мотоцикл мог собрать и разобрать с закрытыми глазами. Любил работать с деревом. У меня был верстак с кучей стамесок и рубанков, на нём я мастерил всяческие полочки для дома. Как-то раз даже светильник сам сделал.

– У вас трое детей, которым от пяти до девяти лет, сейчас они активно познают мир. Они похожи на вас, маленького?
– Мне кажется, современные дети, мои в том числе, намного более продвинутые, чем мы были в детстве. Мой старший сын Тимофей, ему девять, может собрать из горы деталей конструктора и каких-то совершенно неожиданных предметов целый трактор или автомобиль. Я смотрю и понимаю, что так бы не смог.

– И всё же, с позиции отца чему вы пытаетесь научить детей?
– Я стараюсь объяснять им, что такое логистика, то есть учу планировать свои дела, класть вещи в нужные места, чтобы потом не тратить время на поиски их по всей квартире. Это очень важный навык.

– В какие сферы деятельности детей тянет, уже можно сказать?
– У Тимофея технический склад ума, он очень рассудительный. Ваня, ему семь, очень артистичная натура, у него идеальный слух. Учится играть на гитаре, а сейчас участвует в школьной «Минуте славы». На днях вышел в финал. Маша, ей пять, пока в поиске, но уже видно, что девушка растёт с характером: она достаточно жёсткая. У Маши имеются даже планы на будущее: собирается создать свою группу. Ей хочется, чтобы она играла на фортепьяно, Ваня – на гитаре, а Тимофей – на ударных.

– А какие планы были у вас, когда вы были мальчишкой?

– Меня манили путешествия. Я обожал «Робинзона Крузо» и часто фантазировал, размышлял о том, удалось бы мне выжить на необитаемом острове, построить там хозяйство… Подростком я перечитал всю мыслимую и немыслимую фантастику – собрание сочинений, которое насчитывало тридцать шесть томов. Меня манили футуристичные миры, завораживала идея мгновенного перемещения в пространстве. Надеюсь, что когда-нибудь, в глубокой старости, смогу слетать на Марс. (Улыбается.)

Сергей Нетиевский– Мечты мечтами, но учиться вы пошли всё же не на космонавта. Как заработали свой «первый доллар», помните?
– Первые деньги заработал, когда учился в восьмом классе. Как-то раз летом мы с ребятами меняли шпалы на железнодорожных путях. Они были деревянные и основательно прогнившие, а бригада взрослых и мы, школьники, меняли их на новые. К сожалению, в те времена у нас не было интернета и заработать деньги можно было только своими руками. Мне, кстати, это даже нравилось.

– А как вы оказались на должности директора хозяйственного магазина?

– Я этот магазин сам построил, а потом стал директором. Это было в 1996 году, а в 1998-м я из этого зыбкого бизнеса ушёл и вплотную занялся КВН. Постепенно нам удалось поставить это дело на коммерческие рельсы, мы одни из первых начали ездить по городам с гастролями, и с тех пор мой заработок связан именно с этой сферой.

– У каждого бизнеса есть свои сложности и слабые места. C какими сложностями сталкиваетесь вы?
– Cамое сложное в нашем бизнесе – не повторяться. Мы каждый раз должны удивлять зрителя и давать новые формы. Пока что у нас получается.

– Но набор праздников весьма ограничен: Новый год, 23 февраля, 8 Марта…

– Мы будем расширять круг наших тем. Сейчас, например, сняли нано-концерт – углубились в новые технологии и микроюмор. Думаю, ещё пару десятков тем придумаем, не обращаясь к праздникам.

– В ваших концертах много парадоксального юмора, который почти лишён логики. Он очень напоминает детский взгляд на мир, не зашоренный штампами и правилами.
– Дети очень непосредственны, у них спонтанные реакции. Однажды в гости к моей дочке Маше пришла подружка. Отчего-то они повздорили, и Маша гордо заявила: «У меня бабушка такая богатая, что у неё золотой зуб есть!» А та девочка ей ответила: «А мой дедушка такой богатый, что у него вообще зубов нет!»

– Интересно, ваши дети принимали участие в концертах «Уральских пельменей»?

– Да, у нас уже было несколько таких номеров. На сцену выходили оба моих сына. Надо отдать им должное, дети вели себя хорошо и старались делать то, о чём мы их просили. Вот только паузы они делать пока не научились. Каждый, кто давно выступает на сцене, знает, что когда ты сказал шутку, нужно сделать паузу, если зрители смеются, и только потом выдавать новую информацию. А дети этого, естественно, не понимают и стараются сказать всё и сразу. Поэтому когда я находился рядом, порой незаметно отводил микрофон от говорящего ребёнка рукой, чтобы сделать паузу.

– На ваших концертах много музыки. Не думали записать отдельный альбом иронических песен?
– Думали, просто пока руки не доходят. Нужно собраться, потратить время и деньги. Пока что мы валим просеку в глухую тайгу и не оглядываемся, как эти бревна лягут. Но я думаю, что однажды соберёмся и это сделаем.

– У кого из вашей команды самые хорошие вокальные данные?
– У Славы Мясникова очень хороший голос, он много поёт и играет на гитаре. Серёжа Ершов – автор и исполнитель многих песен. Последние семь-восемь концертов мы стараемся исполнять только песни собственного сочинения,чтобы и музыка, и слова были нашими.

– Как вам удаётся удерживать планку интеллигентного юмора, не скатываясь в пошлость?

– Мы все романтики. Может, дело ещё и в том, что мы воспитывались в СССР, когда пошлость считалась дурным тоном. Наш юмор – белый, выше плеч, а не ниже пояса.



– Как думаете, почему вы, все такие разные, в далёком 1995 году собрались вместе?
– Когда Соколов нас собрал, мы были яркими представителями своих стройотрядов. Вели культурно-массовую работу и организовывали выступления. У каждого из нас от рождения был этот талант плюс жгучее желание нравиться окружающим и стремление к самовыражению. Причём нам хочется делать это до сих пор! Мы огорчаемся, если зрители не реагируют на шутку. А самое главное, хотим удивлять не только зрителей, но и самих себя. Это очень тяжело: спустя восемнадцать лет уметь удивить самих себя. Впрочем, пока получается.

– Если «Уральские пельмени» слепил Дима Соколов, то почему же их руководителем являетесь вы, а не он?
– Всё началось ещё в 1998 году, в КВН. Но Дима больше иррационален, и в этом его гениальность. А для монетизации наших талантов нужна рациональность. У меня этого больше. Видимо, поэтому я стал руководителем.

Сергей Нетиевский– Сейчас ваша команда производит впечатление монолита, который невозможно расколоть. Но бывает ли такое, что в процессе работы над очередным шоу разгораются такие споры, что кто-то из «Пельменей» громко хлопает дверью и выходит вон?
– Конечно. Это совершенно нормально: самовыразиться хочется каждому, у нас царит полная свобода творческого слова. Каждый может предложить свою идею, свой скетч, свою шутку или поделиться видением номера. Но прежде его идея должна пройти фильтр всей команды. Это очень непростой момент: мы как студенты перед приёмной комиссией зачитываем друг другу свой материал. Разумеется, споры случаются. Одному эта шутка кажется смешной, другому – вовсе не смешной , эмоции накаляются, бывает, что и нелестные слова раздаются. Это тоже нормально – творческие «тёрки». Но проходит концерт, всё плохое забывается и заедается на банкете салатом оливье!

– Вы увлекаетесь йогой и часто бываете в Индии. Что вас в ней так привлекает?

– Когда я оказался в Индии впервые, то мне захотелось остаться там, начать жизнь с чистого листа… Но мудрые просветлённые дядьки (улыбается), с которыми я посоветовался, сказали, что это будет неправильно. Потому что легко быть святым и гармоничным, живя в пещере вдали от людей. Гораздо тяжелее, значимее и весомее оставаться светлым и гармоничным, находясь среди людей.

– Кстати, о людях: у вас большая семья, маленькие дети, никогда не хотелось сбежать на месяц-другой куда-нибудь в гордом одиночестве?
– Раньше я это делал часто, а сейчас почему-то мне самому не хочется уезжать одному, я хочу быть с женой и детьми. Куда бы ни поехал, стремлюсь тащить их с собой. Жена пытается меня отговорить, объясняет, что для маленьких детей все эти перелёты и смены часовых поясов очень утомительны, а мне хочетcя показать им мир во всей его красе! А в одиночестве я и так часто бываю: семья живёт в Екатеринбурге, я половину времени провожу в Москве. Куда уж больше.

– Какие уголки света вы уже успели показать детям?
– Мы вместе побывали в Египте, Турции, Испании, объездили окрестности Урала – там невероятно красиво, много озёр. Этим летом отдыхали на озере Тургояк – озере с питьевой водой, втором по чистоте после Байкала. Представляете, можно плыть и пить. Жили на острове в палатках, жарили шашлыки, веселились, загорали.

– Сейчас, когда вы уже несколько пресыщены заграничными путешествиями, что привозите на память о поездках?
– Я стараюсь не насыщать свою жизнь лишними вещами. Когда мы только начинали путешествовать, то везли кучу всего. Но в какой-то момент столько хлама накопилось, что я взял за правило не возить лишних вещей. Их даже ставить некуда – полок уже не хватает.

– По части сувениров наверняка есть ещё один источник поступления – поклонники. Что необычного они вам дарят?
– У нас есть два портрета команды, написанные нашими поклонницами. А одна девушка как-то раз подарила нам брелоки в виде пельменей.

– Вы помните, как к вам пришла популярность – первые поклонницы, первые автографы?
– Наверное, всё началось в 2002 году, когда мы выиграли кубок суперчемпионов в Ханты-Мансийске. КВН показали по Первому каналу, и нас начали потихоньку узнавать. А часто узнавать нас начали после первых концертов на СТС. Но мы всегда довольно спокойно к этому относились. Популярность не свалилась на нас в один день. Мы медленно, восемнадцать лет, шаг за шагом шли к своей цели, оступаясь и поднимаясь. Поэтому то, что происходит сейчас, – не подарок судьбы, а заслуженные вознаграждения.

– C тех пор как у вас начали брать автографы, вы придумали себе какую-то оригинальную роспись?
– Пожалуй, что нет. Моя роспись за последние пятнадцать лет не изменилась. Она у меня очень простая. Хотя, похоже, так думаю я один: когда время от времени прошу кого-то расписаться за меня, повторить её никто не может, даже наш администратор. Приходится всё делать самому!

– Как вам кажется, «Уральские пельмени» – это чисто российский юмор или он приемлем на Западе? Показались бы ваши скетчи смешными американцам или англичанам?

– Думаю, «Уральские пельмени» – это больше российский продукт. Наверное, процентов тридцать можно адаптировать под западный формат. Но помимо основной идеи есть ещё наши мини-истории, которые построены на реалиях, в которых мы живём. Мы постоянно стараемся зацепить зрителя теми ситуациями, которые ему близки. У нас каждое выступление напичкано фразами-крючочками, чтобы зрителю было интересно, чтобы ежеминутно поддерживать его интерес.

– Что такое вообще, по-вашему, юмор? Существует ли формула, как заставить людей смеяться?
– Ой, не знаю, это словами не объяснить. Ну, самое простое, пожалуй, – это неожиданность. Когда ты даёшь человеку информацию, он рассчитывает, что знает продолжение, и начинает додумывать. И тут мы – раз! – и резко поворачиваем в другую сторону. Если вас устроит, то это формула. Но каждый должен придумать свою.

Расспрашивала
Алиса МАКАРОВА